ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках.

Назад в список сказок

Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках. (09 июня 2016 / Гомзяков Евгений )

16 голосов / 497 просмотров

           Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках

 

В  некотором небольшом государстве жил один человек по имени Фанфорон Фундур Расфуфыриков. Когда он по утрам принимал душ, то часто при этом отфыркивался, разбрызгивая воду в разные стороны. Он не экономил воду, потому как занимал знатный пост при дворе шаха Аспаруха, этот небедный вельможа, сановито отдуваясь,  надувался утром по пять чашек зелёного чая. Потом он всецело был занят надувательством простых граждан, которых принимал во дворце шаха Аспаруха.  Он обещал им золотые горы, райскую жизнь после смерти, но всё это будет потом, а сейчас надо терпеть, потуже затянуть пояса, и нести Аспаруху хорошие подношения, подарки, украшения, драгоценности, изделия из разных благородных металлов. Чтобы Аспарух затмил своим богатством хана Батыра- Кудыра, нужно было принести последнюю рубашку, бросить в фарфоровую копилку не меньше десяти монет, и воздать почести всевышнему.

- бедняк по имени Фархад Копёнкин пришёл во дворец, зажимая в ладошке десять рупий, он копил их десять лет. Увидев Расфуфырикова, сидящего на ковре,  Копёнкин (всё,  как говорится чин чинарём )  направил свои стопы к нему, и протянул свои несчастные десять рупий в самом мелком наборе. Расфуфыриков принимал подати от народа,  и когда он взял мелочь от Фархада, то просыпал её на ковёр. – Ах, какой я неловкий, -запел нараспев Фанфорон Фундур, какой неуклюжий тюлень, неповоротливым увальнем стал на этой работе,- пожаловался он Фархаду. Тот как мог, стал его успокаивать, что, мол, не боги горшки обжигают.  Все мы люди, все мы человеки. А как, скажи милейший  Фанфорон, я могу воздать почести аллаху? Просвети безграмотного человека, растолкуй мне бедолаге.

- сними, во-первых ,башмаки свои, их надо было снять ещё раньше, перед тем как заходить в наш дворец. И насыпь  монеток  лучше золотых, можно и серебряных перед изображением  его на стене. А когда будешь покидать дворец, не забудь меня угостить баранками, можно и сдобным печеньем. Потом ты должен посетить храм, и там тоже оставить свои подати, чем больше, тем лучше для тебя, когда покинешь эту грешную землю. Фархад Копёнкин в знак  согласия  кивал головой, соглашаясь с вельможей.

-но есть один небольшой нюанс, башмаки у меня не простые, а волшебные. 

Фанфарон глянул на его башмаки,- самые что ни на есть обыкновенные они у тебя, к тому же поношенные и грязноватые, кто на них позарится? Оставляй при входе, и не бойся, что украдут их. Это же самое, что ни наесть фуфло, качество оставляет желать лучшего.

-волшебные они, в том то и дело, я в них летать могу, и чем круче, чем выше гора, с которой нужно в них шагнуть вниз, тем выше ты летишь по небу в любую другую страну  за час, полтора. За два часа можно долететь  к самым дальним государствам.

- да ну! Не может такого быть, а ты не врёшь мне, как тебя ?

- Фархад я, Копёнкин. Правду говорю, правду, но сначала  нужно съесть десять баранок, обладающих чудодейственной силой. Их делать нужно по особому рецепту, добавляя разные травы и коренья. В теле появляется лёгкость, оно как бы невесомым становится, надеваешь башмаки, и ты летишь в любом направлении.

-А ну давай - ко, Фархад, продемонстрируй мне волшебство твоих башмаков. А я погляжу, подивлюсь на это чудо. И Копёнкин  не заставил себя ждать. Быстро достал из котомки баранки, отсчитал 10 штук и, попросив кружку кипятка  у Фанфарона, скушал их за милую душу.  Потом достал из заплечного мешка   волшебные башмаки, дорогие, лакированные с золотыми шнурками(совсем не те, в которых он предстал перед Фанфароном)  и одел  их. Фанфарон разинул рот от удивленья, когда его собеседник легко взмыл вверх под самый купол  дворца  и стал там летать в разных направлениях, куда душа пожелает. 

- слушай, дорогой мой Копешкин , продай мне свои башмаки, я тебе за них всё, что не попросишь, отдам, я тебе за них свои шёлковые шаровары дам, и ещё  свою чалму и халат.

-нет, Фанфарон, не могу я на такое пойти, башмаки -то волшебные, а твоя одежда силой волшебной не обладает. Не равноценный обмен получится. Сам же понимаешь, не глупец.

- твоя, правда, Копеша, тут надо предложить что-то посущественнее, что-то более дорогое. И знатный вельможа крепко задумался,  замолчав на длительное время. Потом вдруг оживился, встрепенувшись, засуетился, любезно заулыбался, стал очень вежливым и приветливым. После долгих размышлений он нашёл выход из этой ситуации:

- вот что я тебе скажу, Копеша, давай выполняй обряд, как тебе и советовал, а  пока  будешь отдавать почести аллаху, я и посторожу твои башмаки. Фархад согласился, а что ему оставалось делать, понадеялся на честность и порядочность высокопоставленного вельможи. И оставив  заплечный мешок вместе с волшебными башмаками, баранками на его попечение,  отправился воздавать  почести аллаху.  Когда он добросовестно выполнил свой перед ним долг, открылись парадные двери и в помещение ворвался шах Аспарух, лицо которого перекосилось от гнева. Он был буквально вне себя от негодования, крича:

-казна моя пуста!! Кто её опустошил!? Кто это сделал? Как этот негодяй  посмел совершить бесчестный поступок.   Где мой главный казначей Фанфарон, где носят черти моего любимца, я всё время хотел спросить его, почему его хоромы в два раза больше моих? Фархад выходил в этот момент  из дворца и увидел вдалеке фигуру спешащего человека, у которого обувь блеснула золотом шнурков. Посмотрев на место, где лежал его заплечный мешок, Фархад обнаружил, что его там нет. Неужели Фанфарон украл его и дал дёру, пренебрегая своим высоким положением. Его отсутствие на месте, знакомые очертания фигуры, которую Копёнкин заметил на почтительном расстоянии от себя, говорили ему, что это было так. Как он ошибался в этом человеке. А тут ещё шах Аспарух схватил его за грудки и давай  вытрясать из него душу, распаляясь с каждой минутой:

- ты кто такой будешь? Ты зачем здесь ошиваешься, я не знаю этого человека, стража выяснить немедленно, и обыскать, а вдруг он уходит сейчас с моей казной.

-Он чист, у него ничего нет, ваше святейшество – сказал стражник, обыскав  Копёнкина.   – нет?... Мил человек, тогда вот, скажи  мне на милость, что ты тут делал, что забыл в моём дворце.  Какая тебя укусила муха, что ты торчишь тут целый день? Погодите, куда подевался Фанфарон? и моя казна, и все мои подати за сегодняшний день. Шах Аспарух всегда отличался многословием  и своим шараханьем  от одной крайности к другой, быстрой  ничем неоправданной  сменой темы разговора.  Обиженный  таким   к  себе отношением, Фарид Копёнкин стал объяснять шаху, что он 10 лет копил 10 рупий и пришёл сюда с очень благородной целью- пополнить бюджет шаха, внеся свою скромную лепту.  Он подумал, что Аспарух   сейчас же  растает, ему станет  так стыдно, что тут же начнёт рассыпаться в извинениях, но этого вопреки его ожиданиям не произошло:

-какие рупии, ты что с луны свалился, это в Индии –там извольте они в ходу, а у нас другая валюта- динары,  дирхамы  и риалы. Фарид увидел листок бумаги на том месте, где оставил свой рюкзак. Подняв его, он стал читать  написанное  шаху послание  от его главного казначея, это была прощальная записка, адресованная Аспаруху.

-Дорогой шах Аспарух! Шах тут же отреагировал на это:- вот видите все! Как меня любит и уважает  мой любимчик Фанфарон. Но дальше было не всё так замечательно:

-я забрал всю казну твою,  все  подати за последние три дня, и на волшебных башмаках, которые позаимствовал у этого доверчивого и наивного чудика Копешкина, отправляюсь в другое государство, где буду жить долго и счастливо. Перед тем как я сигану с самой высокой горы, я съем 20 чудодейственных баранок, а не 10, потому что  мой вес в два раза превышает  вес этого башмачника волшебника. Кое- что соображаем. Ха-ха-ха!  Копенкин только покачал головой, выражая крайнюю обеспокоенность таким положением дел:

- но он же разобьётся, нужно съесть именно 10 баранок, но не больше, а вес заплечного мешка тоже надо было учитывать и скушать только одну дополнительную сушку.

-Я немедленно лечу на ковре самолёте, в поиске  Фанфарона ты тоже примешь своё участие, Копешкин, понял меня? Это я тебе приказываю,- обратился шах к  хозяину волшебных башмаков, разворачивая свой ковер и усаживаясь на нём поудобнее.

- присоединяйся мил человек,- уже более любезно пригласил Аспарух того на ковёр.  Ковёр-самолет сразу же  устремился вверх, набирая быстро высоту, как только Копёнкин вступил на него. Пролетев несколько минут, они были уже возле вершины самой высокой горы Каргалык. Шах смотрел в подзорную трубу, и громко закричал, выражая свой восторг, когда заметил внизу на дне ущелья лежащего человека:- я вижу его, это он, Фанфорон, мы идём на посадку, держись крепче, Копешкин, смотри не свались вниз.

- я не Копешкин, я Копёнкин,- поправил того владелец волшебных баранок.

Через две минуты они приземлились, шах подошёл к лежащему любимчику  и поправил  ему голову, свёрнутую на бок. Вдруг Фанфарон открыл глаза, широко их раскрыв.

- Он жив!- радостно закричал Аспарух-  что золотой? Что дорогой? Стал вдруг любезничать с ним шах,- понимаю тебя как никто, ну оступился, с кем не бывает, ну сорвался, жаба душит, такие богатства перед тобой, как тут не избежать искушения.

-…  я умер… произнёс тот слабым голосом и на этот раз закрыл свои глаза окончательно.

- похоронить казначея с почестями,  поставить ему памятник, а в моем дворце водрузить на самое видное место  бюст Фанфарона Оглы Тартукана. Понял приказ мой, Копешкин?

Тебя я назначаю своим главным визирем, старого недавно отправил на заслуженный отдых, мне теперь послужишь, мои указы будешь зачитывать на площади перед народом.

Через полчаса  шах восседал у себя во дворце и поминал своего друга и соратника:

- дорогой Фанфорон, пусть ты и утаивал от меня часть податей, а на что спрашивается твои хоромы шикарнее моих в разы, но ты служил мне верой и правдой долгих 25 лет, и только под конец своей службы ты совершил такой неблаговидный поступок. Аллах тебя простит, и я тебя прощаю. Спи  спокойно, дорогой друг, пусть земля тебе будет пухом. А теперь визирь Копёнкин зачитай моё обращение к народу, а я буду почивать на лаврах.

Фарид Копёнкин обладал звучным ,громким голосом и народу, понравилось, как он читал обращение шаха. Сам Аспарух находясь у себя во дворце, услышал  его звонкую речь.

- какая великолепна дикция, а интонации голоса какие замечательные. Этот Копешкин, тьфу ты чёрт, Копёнкин- прирождённый оратор. Я не ошибся в нём, когда назначил главным и единственным своим визирем. Вы не находите хан Батыр-Кудир, что я прав?

Его высокий гость полностью согласился с мнением шаха и попросил аудиенции у шаха.

- Не  понял вас, хан Батыр, вам чего –то надобно? Может быть плов или чучхелу,  а может кету или сахарного сиропа? Тот снова стал настаивать на какой-то аудиенции. Шах  слегка вспылил: она уже проходит в данный момент у него во дворце и если гостю не нравится, как его здесь принимают, то может, хоть сейчас уезжать к себе в своё ханство.

-  Хотел бы забрать к себе на службу вашего визиря. Он мне подходит, и я не стал, бы , чинить ему препятствие при устройстве на работу  в моем ханском  государстве.

-а что бы вы великий хан Батыр-Кудыр  могли  мне предложить взамен, это для меня не малая потеря.  Ведь я теряю ценного работника, какой же мне резон его отдавать?

- а я, пожалуй, ничего вам взамен не дам, подарите мне его. В противном случае, мои войска  уже находятся у ваших границ, зачем нам воевать друг с другом, когда можно договориться, я правильно говорю, шах? Шах знал, что ему не справиться  с ханом, с его многочисленным войском, превосходившем его армию в несколько раз, поэтому благоразумно согласился с мнением Батыра- Кудыра, но попросил за своего визиря тонну сыра. –У-у-у,- загудел  недовольно  хан,- один килограмм, и не грамма больше. И считай, что ты совершил выгодную сделку шах Аспарух. А то будет не всё так замечательно, если ты будешь противиться моему предложению. Могут появиться у тебя осложнения в миг.     -визирь ваш, так и быть, но его волшебные башмаки, и не менее волшебные сушки, останутся  у меня, как и его рюкзак, где они хранятся.

-какие башмаки, какие сушки? О чём вы шах мне говорите, что-то не пойму?

Тот понял свой промах, прикусив язык. Ну, не надо было ему говорить про эти вещи хану.

Этот громадный увалень может силой их отобрать, если захочет, и ничего тут не сделаешь

-это я  пошутил, хан, какие в наше время волшебные предметы,   измельчали  нынче волшебники, нет ни шапок невидимок, ни…

- а ковер самолёт у тебя есть же, ведь так? Я не ошибся, шах Аспарух? Знающие люди донесли мне, что есть он у тебя. А вот, что за башмаки и баранки  у тебя , я ещё пока не знаю ,  и если это не шутка, а правда, то всё это будет моё, в том числе и ковёр-самолёт.

- а  вот это видал?- и шах показал хану кукиш, фигуру из трёх пальцев.

Хан Батыр-Кудыр опешил от такой наглости, так с ним никто ещё непочтительно  себя не вёл. Когда шок прошёл, он стал рычать, выражая своё неудовольствие- я тебя в порошок сотру, я тебя шах согну в бараний рог. Я из тебя котлету сделаю, я… и тут он увидел, как шах летит на ковре самолёте вместе со своим визирем. Шах спешно покидал своё маленькое государство в поисках лучшей доли. Хан в след грозил ему  мощным кулаком.

Он повернулся  ко всем, кто быстро собрался на площади. Эти люди наблюдали за полётом ковра-самолёта,  а хан обратился к ним с обращением: почему  же у сказки конец  оказался не совсем счастливый?  и  я  не получил обещанного мне в подарок визиря,  да потому что наверное невезучий я по жизни такой уж есть. На визирях земля держится, а у меня до сих пор ещё ни одного нет, тогда как у Барбариса –Идриса их пять было. Вот уж счастливчик!

 

           Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках

 

В  некотором небольшом государстве жил один человек по имени Фанфорон Фундур Расфуфыриков. Когда он по утрам принимал душ, то часто при этом отфыркивался, разбрызгивая воду в разные стороны. Он не экономил воду, потому как занимал знатный пост при дворе шаха Аспаруха, этот небедный вельможа, сановито отдуваясь,  надувался утром по пять чашек зелёного чая. Потом он всецело был занят надувательством простых граждан, которых принимал во дворце шаха Аспаруха.  Он обещал им золотые горы, райскую жизнь после смерти, но всё это будет потом, а сейчас надо терпеть, потуже затянуть пояса, и нести Аспаруху хорошие подношения, подарки, украшения, драгоценности, изделия из разных благородных металлов. Чтобы Аспарух затмил своим богатством хана Батыра- Кудыра, нужно было принести последнюю рубашку, бросить в фарфоровую копилку не меньше десяти монет, и воздать почести всевышнему.

- бедняк по имени Фархад Копёнкин пришёл во дворец, зажимая в ладошке десять рупий, он копил их десять лет. Увидев Расфуфырикова, сидящего на ковре,  Копёнкин (всё,  как говорится чин чинарём )  направил свои стопы к нему, и протянул свои несчастные десять рупий в самом мелком наборе. Расфуфыриков принимал подати от народа,  и когда он взял мелочь от Фархада, то просыпал её на ковёр. – Ах, какой я неловкий, -запел нараспев Фанфорон Фундур, какой неуклюжий тюлень, неповоротливым увальнем стал на этой работе,- пожаловался он Фархаду. Тот как мог, стал его успокаивать, что, мол, не боги горшки обжигают.  Все мы люди, все мы человеки. А как, скажи милейший  Фанфорон, я могу воздать почести аллаху? Просвети безграмотного человека, растолкуй мне бедолаге.

- сними, во-первых ,башмаки свои, их надо было снять ещё раньше, перед тем как заходить в наш дворец. И насыпь  монеток  лучше золотых, можно и серебряных перед изображением  его на стене. А когда будешь покидать дворец, не забудь меня угостить баранками, можно и сдобным печеньем. Потом ты должен посетить храм, и там тоже оставить свои подати, чем больше, тем лучше для тебя, когда покинешь эту грешную землю. Фархад Копёнкин в знак  согласия  кивал головой, соглашаясь с вельможей.

-но есть один небольшой нюанс, башмаки у меня не простые, а волшебные. 

Фанфарон глянул на его башмаки,- самые что ни на есть обыкновенные они у тебя, к тому же поношенные и грязноватые, кто на них позарится? Оставляй при входе, и не бойся, что украдут их. Это же самое, что ни наесть фуфло, качество оставляет желать лучшего.

-волшебные они, в том то и дело, я в них летать могу, и чем круче, чем выше гора, с которой нужно в них шагнуть вниз, тем выше ты летишь по небу в любую другую страну  за час, полтора. За два часа можно долететь  к самым дальним государствам.

- да ну! Не может такого быть, а ты не врёшь мне, как тебя ?

- Фархад я, Копёнкин. Правду говорю, правду, но сначала  нужно съесть десять баранок, обладающих чудодейственной силой. Их делать нужно по особому рецепту, добавляя разные травы и коренья. В теле появляется лёгкость, оно как бы невесомым становится, надеваешь башмаки, и ты летишь в любом направлении.

-А ну давай - ко, Фархад, продемонстрируй мне волшебство твоих башмаков. А я погляжу, подивлюсь на это чудо. И Копёнкин  не заставил себя ждать. Быстро достал из котомки баранки, отсчитал 10 штук и, попросив кружку кипятка  у Фанфарона, скушал их за милую душу.  Потом достал из заплечного мешка   волшебные башмаки, дорогие, лакированные с золотыми шнурками(совсем не те, в которых он предстал перед Фанфароном)  и одел  их. Фанфарон разинул рот от удивленья, когда его собеседник легко взмыл вверх под самый купол  дворца  и стал там летать в разных направлениях, куда душа пожелает. 

- слушай, дорогой мой Копешкин , продай мне свои башмаки, я тебе за них всё, что не попросишь, отдам, я тебе за них свои шёлковые шаровары дам, и ещё  свою чалму и халат.

-нет, Фанфарон, не могу я на такое пойти, башмаки -то волшебные, а твоя одежда силой волшебной не обладает. Не равноценный обмен получится. Сам же понимаешь, не глупец.

- твоя, правда, Копеша, тут надо предложить что-то посущественнее, что-то более дорогое. И знатный вельможа крепко задумался,  замолчав на длительное время. Потом вдруг оживился, встрепенувшись, засуетился, любезно заулыбался, стал очень вежливым и приветливым. После долгих размышлений он нашёл выход из этой ситуации:

- вот что я тебе скажу, Копеша, давай выполняй обряд, как тебе и советовал, а  пока  будешь отдавать почести аллаху, я и посторожу твои башмаки. Фархад согласился, а что ему оставалось делать, понадеялся на честность и порядочность высокопоставленного вельможи. И оставив  заплечный мешок вместе с волшебными башмаками, баранками на его попечение,  отправился воздавать  почести аллаху.  Когда он добросовестно выполнил свой перед ним долг, открылись парадные двери и в помещение ворвался шах Аспарух, лицо которого перекосилось от гнева. Он был буквально вне себя от негодования, крича:

-казна моя пуста!! Кто её опустошил!? Кто это сделал? Как этот негодяй  посмел совершить бесчестный поступок.   Где мой главный казначей Фанфарон, где носят черти моего любимца, я всё время хотел спросить его, почему его хоромы в два раза больше моих? Фархад выходил в этот момент  из дворца и увидел вдалеке фигуру спешащего человека, у которого обувь блеснула золотом шнурков. Посмотрев на место, где лежал его заплечный мешок, Фархад обнаружил, что его там нет. Неужели Фанфарон украл его и дал дёру, пренебрегая своим высоким положением. Его отсутствие на месте, знакомые очертания фигуры, которую Копёнкин заметил на почтительном расстоянии от себя, говорили ему, что это было так. Как он ошибался в этом человеке. А тут ещё шах Аспарух схватил его за грудки и давай  вытрясать из него душу, распаляясь с каждой минутой:

- ты кто такой будешь? Ты зачем здесь ошиваешься, я не знаю этого человека, стража выяснить немедленно, и обыскать, а вдруг он уходит сейчас с моей казной.

-Он чист, у него ничего нет, ваше святейшество – сказал стражник, обыскав  Копёнкина.   – нет?... Мил человек, тогда вот, скажи  мне на милость, что ты тут делал, что забыл в моём дворце.  Какая тебя укусила муха, что ты торчишь тут целый день? Погодите, куда подевался Фанфарон? и моя казна, и все мои подати за сегодняшний день. Шах Аспарух всегда отличался многословием  и своим шараханьем  от одной крайности к другой, быстрой  ничем неоправданной  сменой темы разговора.  Обиженный  таким   к  себе отношением, Фарид Копёнкин стал объяснять шаху, что он 10 лет копил 10 рупий и пришёл сюда с очень благородной целью- пополнить бюджет шаха, внеся свою скромную лепту.  Он подумал, что Аспарух   сейчас же  растает, ему станет  так стыдно, что тут же начнёт рассыпаться в извинениях, но этого вопреки его ожиданиям не произошло:

-какие рупии, ты что с луны свалился, это в Индии –там извольте они в ходу, а у нас другая валюта- динары,  дирхамы  и риалы. Фарид увидел листок бумаги на том месте, где оставил свой рюкзак. Подняв его, он стал читать  написанное  шаху послание  от его главного казначея, это была прощальная записка, адресованная Аспаруху.

-Дорогой шах Аспарух! Шах тут же отреагировал на это:- вот видите все! Как меня любит и уважает  мой любимчик Фанфарон. Но дальше было не всё так замечательно:

-я забрал всю казну твою,  все  подати за последние три дня, и на волшебных башмаках, которые позаимствовал у этого доверчивого и наивного чудика Копешкина, отправляюсь в другое государство, где буду жить долго и счастливо. Перед тем как я сигану с самой высокой горы, я съем 20 чудодейственных баранок, а не 10, потому что  мой вес в два раза превышает  вес этого башмачника волшебника. Кое- что соображаем. Ха-ха-ха!  Копенкин только покачал головой, выражая крайнюю обеспокоенность таким положением дел:

- но он же разобьётся, нужно съесть именно 10 баранок, но не больше, а вес заплечного мешка тоже надо было учитывать и скушать только одну дополнительную сушку.

-Я немедленно лечу на ковре самолёте, в поиске  Фанфарона ты тоже примешь своё участие, Копешкин, понял меня? Это я тебе приказываю,- обратился шах к  хозяину волшебных башмаков, разворачивая свой ковер и усаживаясь на нём поудобнее.

- присоединяйся мил человек,- уже более любезно пригласил Аспарух того на ковёр.  Ковёр-самолет сразу же  устремился вверх, набирая быстро высоту, как только Копёнкин вступил на него. Пролетев несколько минут, они были уже возле вершины самой высокой горы Каргалык. Шах смотрел в подзорную трубу, и громко закричал, выражая свой восторг, когда заметил внизу на дне ущелья лежащего человека:- я вижу его, это он, Фанфорон, мы идём на посадку, держись крепче, Копешкин, смотри не свались вниз.

- я не Копешкин, я Копёнкин,- поправил того владелец волшебных баранок.

Через две минуты они приземлились, шах подошёл к лежащему любимчику  и поправил  ему голову, свёрнутую на бок. Вдруг Фанфарон открыл глаза, широко их раскрыв.

- Он жив!- радостно закричал Аспарух-  что золотой? Что дорогой? Стал вдруг любезничать с ним шах,- понимаю тебя как никто, ну оступился, с кем не бывает, ну сорвался, жаба душит, такие богатства перед тобой, как тут не избежать искушения.

-…  я умер… произнёс тот слабым голосом и на этот раз закрыл свои глаза окончательно.

- похоронить казначея с почестями,  поставить ему памятник, а в моем дворце водрузить на самое видное место  бюст Фанфарона Оглы Тартукана. Понял приказ мой, Копешкин?

Тебя я назначаю своим главным визирем, старого недавно отправил на заслуженный отдых, мне теперь послужишь, мои указы будешь зачитывать на площади перед народом.

Через полчаса  шах восседал у себя во дворце и поминал своего друга и соратника:

- дорогой Фанфорон, пусть ты и утаивал от меня часть податей, а на что спрашивается твои хоромы шикарнее моих в разы, но ты служил мне верой и правдой долгих 25 лет, и только под конец своей службы ты совершил такой неблаговидный поступок. Аллах тебя простит, и я тебя прощаю. Спи  спокойно, дорогой друг, пусть земля тебе будет пухом. А теперь визирь Копёнкин зачитай моё обращение к народу, а я буду почивать на лаврах.

Фарид Копёнкин обладал звучным ,громким голосом и народу, понравилось, как он читал обращение шаха. Сам Аспарух находясь у себя во дворце, услышал  его звонкую речь.

- какая великолепна дикция, а интонации голоса какие замечательные. Этот Копешкин, тьфу ты чёрт, Копёнкин- прирождённый оратор. Я не ошибся в нём, когда назначил главным и единственным своим визирем. Вы не находите хан Батыр-Кудир, что я прав?

Его высокий гость полностью согласился с мнением шаха и попросил аудиенции у шаха.

- Не  понял вас, хан Батыр, вам чего –то надобно? Может быть плов или чучхелу,  а может кету или сахарного сиропа? Тот снова стал настаивать на какой-то аудиенции. Шах  слегка вспылил: она уже проходит в данный момент у него во дворце и если гостю не нравится, как его здесь принимают, то может, хоть сейчас уезжать к себе в своё ханство.

-  Хотел бы забрать к себе на службу вашего визиря. Он мне подходит, и я не стал, бы , чинить ему препятствие при устройстве на работу  в моем ханском  государстве.

-а что бы вы великий хан Батыр-Кудыр  могли  мне предложить взамен, это для меня не малая потеря.  Ведь я теряю ценного работника, какой же мне резон его отдавать?

- а я, пожалуй, ничего вам взамен не дам, подарите мне его. В противном случае, мои войска  уже находятся у ваших границ, зачем нам воевать друг с другом, когда можно договориться, я правильно говорю, шах? Шах знал, что ему не справиться  с ханом, с его многочисленным войском, превосходившем его армию в несколько раз, поэтому благоразумно согласился с мнением Батыра- Кудыра, но попросил за своего визиря тонну сыра. –У-у-у,- загудел  недовольно  хан,- один килограмм, и не грамма больше. И считай, что ты совершил выгодную сделку шах Аспарух. А то будет не всё так замечательно, если ты будешь противиться моему предложению. Могут появиться у тебя осложнения в миг.     -визирь ваш, так и быть, но его волшебные башмаки, и не менее волшебные сушки, останутся  у меня, как и его рюкзак, где они хранятся.

-какие башмаки, какие сушки? О чём вы шах мне говорите, что-то не пойму?

Тот понял свой промах, прикусив язык. Ну, не надо было ему говорить про эти вещи хану.

Этот громадный увалень может силой их отобрать, если захочет, и ничего тут не сделаешь

-это я  пошутил, хан, какие в наше время волшебные предметы,   измельчали  нынче волшебники, нет ни шапок невидимок, ни…

- а ковер самолёт у тебя есть же, ведь так? Я не ошибся, шах Аспарух? Знающие люди донесли мне, что есть он у тебя. А вот, что за башмаки и баранки  у тебя , я ещё пока не знаю ,  и если это не шутка, а правда, то всё это будет моё, в том числе и ковёр-самолёт.

- а  вот это видал?- и шах показал хану кукиш, фигуру из трёх пальцев.

Хан Батыр-Кудыр опешил от такой наглости, так с ним никто ещё непочтительно  себя не вёл. Когда шок прошёл, он стал рычать, выражая своё неудовольствие- я тебя в порошок сотру, я тебя шах согну в бараний рог. Я из тебя котлету сделаю, я… и тут он увидел, как шах летит на ковре самолёте вместе со своим визирем. Шах спешно покидал своё маленькое государство в поисках лучшей доли. Хан в след грозил ему  мощным кулаком.

Он повернулся  ко всем, кто быстро собрался на площади. Эти люди наблюдали за полётом ковра-самолёта,  а хан обратился к ним с обращением: почему  же у сказки конец  оказался не совсем счастливый?  и  я  не получил обещанного мне в подарок визиря,  да потому что наверное невезучий я по жизни такой уж есть. На визирях земля держится, а у меня до сих пор ещё ни одного нет, тогда как у Барбариса –Идриса их пять было. Вот уж счастливчик!

 

            Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках

 

В  некотором небольшом государстве жил один человек по имени Фанфорон Фундур Расфуфыриков. Когда он по утрам принимал душ, то часто при этом отфыркивался, разбрызгивая воду в разные стороны. Он не экономил воду, потому как занимал знатный пост при дворе шаха Аспаруха, этот небедный вельможа, сановито отдуваясь,  надувался утром по пять чашек зелёного чая. Потом он всецело был занят надувательством простых граждан, которых принимал во дворце шаха Аспаруха.  Он обещал им золотые горы, райскую жизнь после смерти, но всё это будет потом, а сейчас надо терпеть, потуже затянуть пояса, и нести Аспаруху хорошие подношения, подарки, украшения, драгоценности, изделия из разных благородных металлов. Чтобы Аспарух затмил своим богатством хана Батыра- Кудыра, нужно было принести последнюю рубашку, бросить в фарфоровую копилку не меньше десяти монет, и воздать почести всевышнему.

- бедняк по имени Фархад Копёнкин пришёл во дворец, зажимая в ладошке десять рупий, он копил их десять лет. Увидев Расфуфырикова, сидящего на ковре,  Копёнкин (всё,  как говорится чин чинарём )  направил свои стопы к нему, и протянул свои несчастные десять рупий в самом мелком наборе. Расфуфыриков принимал подати от народа,  и когда он взял мелочь от Фархада, то просыпал её на ковёр. – Ах, какой я неловкий, -запел нараспев Фанфорон Фундур, какой неуклюжий тюлень, неповоротливым увальнем стал на этой работе,- пожаловался он Фархаду. Тот как мог, стал его успокаивать, что, мол, не боги горшки обжигают.  Все мы люди, все мы человеки. А как, скажи милейший  Фанфорон, я могу воздать почести аллаху? Просвети безграмотного человека, растолкуй мне бедолаге.

- сними, во-первых ,башмаки свои, их надо было снять ещё раньше, перед тем как заходить в наш дворец. И насыпь  монеток  лучше золотых, можно и серебряных перед изображением  его на стене. А когда будешь покидать дворец, не забудь меня угостить баранками, можно и сдобным печеньем. Потом ты должен посетить храм, и там тоже оставить свои подати, чем больше, тем лучше для тебя, когда покинешь эту грешную землю. Фархад Копёнкин в знак  согласия  кивал головой, соглашаясь с вельможей.

-но есть один небольшой нюанс, башмаки у меня не простые, а волшебные. 

Фанфарон глянул на его башмаки,- самые что ни на есть обыкновенные они у тебя, к тому же поношенные и грязноватые, кто на них позарится? Оставляй при входе, и не бойся, что украдут их. Это же самое, что ни наесть фуфло, качество оставляет желать лучшего.

-волшебные они, в том то и дело, я в них летать могу, и чем круче, чем выше гора, с которой нужно в них шагнуть вниз, тем выше ты летишь по небу в любую другую страну  за час, полтора. За два часа можно долететь  к самым дальним государствам.

- да ну! Не может такого быть, а ты не врёшь мне, как тебя ?

- Фархад я, Копёнкин. Правду говорю, правду, но сначала  нужно съесть десять баранок, обладающих чудодейственной силой. Их делать нужно по особому рецепту, добавляя разные травы и коренья. В теле появляется лёгкость, оно как бы невесомым становится, надеваешь башмаки, и ты летишь в любом направлении.

-А ну давай - ко, Фархад, продемонстрируй мне волшебство твоих башмаков. А я погляжу, подивлюсь на это чудо. И Копёнкин  не заставил себя ждать. Быстро достал из котомки баранки, отсчитал 10 штук и, попросив кружку кипятка  у Фанфарона, скушал их за милую душу.  Потом достал из заплечного мешка   волшебные башмаки, дорогие, лакированные с золотыми шнурками(совсем не те, в которых он предстал перед Фанфароном)  и одел  их. Фанфарон разинул рот от удивленья, когда его собеседник легко взмыл вверх под самый купол  дворца  и стал там летать в разных направлениях, куда душа пожелает. 

- слушай, дорогой мой Копешкин , продай мне свои башмаки, я тебе за них всё, что не попросишь, отдам, я тебе за них свои шёлковые шаровары дам, и ещё  свою чалму и халат.

-нет, Фанфарон, не могу я на такое пойти, башмаки -то волшебные, а твоя одежда силой волшебной не обладает. Не равноценный обмен получится. Сам же понимаешь, не глупец.

- твоя, правда, Копеша, тут надо предложить что-то посущественнее, что-то более дорогое. И знатный вельможа крепко задумался,  замолчав на длительное время. Потом вдруг оживился, встрепенувшись, засуетился, любезно заулыбался, стал очень вежливым и приветливым. После долгих размышлений он нашёл выход из этой ситуации:

- вот что я тебе скажу, Копеша, давай выполняй обряд, как тебе и советовал, а  пока  будешь отдавать почести аллаху, я и посторожу твои башмаки. Фархад согласился, а что ему оставалось делать, понадеялся на честность и порядочность высокопоставленного вельможи. И оставив  заплечный мешок вместе с волшебными башмаками, баранками на его попечение,  отправился воздавать  почести аллаху.  Когда он добросовестно выполнил свой перед ним долг, открылись парадные двери и в помещение ворвался шах Аспарух, лицо которого перекосилось от гнева. Он был буквально вне себя от негодования, крича:

-казна моя пуста!! Кто её опустошил!? Кто это сделал? Как этот негодяй  посмел совершить бесчестный поступок.   Где мой главный казначей Фанфарон, где носят черти моего любимца, я всё время хотел спросить его, почему его хоромы в два раза больше моих? Фархад выходил в этот момент  из дворца и увидел вдалеке фигуру спешащего человека, у которого обувь блеснула золотом шнурков. Посмотрев на место, где лежал его заплечный мешок, Фархад обнаружил, что его там нет. Неужели Фанфарон украл его и дал дёру, пренебрегая своим высоким положением. Его отсутствие на месте, знакомые очертания фигуры, которую Копёнкин заметил на почтительном расстоянии от себя, говорили ему, что это было так. Как он ошибался в этом человеке. А тут ещё шах Аспарух схватил его за грудки и давай  вытрясать из него душу, распаляясь с каждой минутой:

- ты кто такой будешь? Ты зачем здесь ошиваешься, я не знаю этого человека, стража выяснить немедленно, и обыскать, а вдруг он уходит сейчас с моей казной.

-Он чист, у него ничего нет, ваше святейшество – сказал стражник, обыскав  Копёнкина.   – нет?... Мил человек, тогда вот, скажи  мне на милость, что ты тут делал, что забыл в моём дворце.  Какая тебя укусила муха, что ты торчишь тут целый день? Погодите, куда подевался Фанфарон? и моя казна, и все мои подати за сегодняшний день. Шах Аспарух всегда отличался многословием  и своим шараханьем  от одной крайности к другой, быстрой  ничем неоправданной  сменой темы разговора.  Обиженный  таким   к  себе отношением, Фарид Копёнкин стал объяснять шаху, что он 10 лет копил 10 рупий и пришёл сюда с очень благородной целью- пополнить бюджет шаха, внеся свою скромную лепту.  Он подумал, что Аспарух   сейчас же  растает, ему станет  так стыдно, что тут же начнёт рассыпаться в извинениях, но этого вопреки его ожиданиям не произошло:

-какие рупии, ты что с луны свалился, это в Индии –там извольте они в ходу, а у нас другая валюта- динары,  дирхамы  и риалы. Фарид увидел листок бумаги на том месте, где оставил свой рюкзак. Подняв его, он стал читать  написанное  шаху послание  от его главного казначея, это была прощальная записка, адресованная Аспаруху.

-Дорогой шах Аспарух! Шах тут же отреагировал на это:- вот видите все! Как меня любит и уважает  мой любимчик Фанфарон. Но дальше было не всё так замечательно:

-я забрал всю казну твою,  все  подати за последние три дня, и на волшебных башмаках, которые позаимствовал у этого доверчивого и наивного чудика Копешкина, отправляюсь в другое государство, где буду жить долго и счастливо. Перед тем как я сигану с самой высокой горы, я съем 20 чудодейственных баранок, а не 10, потому что  мой вес в два раза превышает  вес этого башмачника волшебника. Кое- что соображаем. Ха-ха-ха!  Копенкин только покачал головой, выражая крайнюю обеспокоенность таким положением дел:

- но он же разобьётся, нужно съесть именно 10 баранок, но не больше, а вес заплечного мешка тоже надо было учитывать и скушать только одну дополнительную сушку.

-Я немедленно лечу на ковре самолёте, в поиске  Фанфарона ты тоже примешь своё участие, Копешкин, понял меня? Это я тебе приказываю,- обратился шах к  хозяину волшебных башмаков, разворачивая свой ковер и усаживаясь на нём поудобнее.

- присоединяйся мил человек,- уже более любезно пригласил Аспарух того на ковёр.  Ковёр-самолет сразу же  устремился вверх, набирая быстро высоту, как только Копёнкин вступил на него. Пролетев несколько минут, они были уже возле вершины самой высокой горы Каргалык. Шах смотрел в подзорную трубу, и громко закричал, выражая свой восторг, когда заметил внизу на дне ущелья лежащего человека:- я вижу его, это он, Фанфорон, мы идём на посадку, держись крепче, Копешкин, смотри не свались вниз.

- я не Копешкин, я Копёнкин,- поправил того владелец волшебных баранок.

Через две минуты они приземлились, шах подошёл к лежащему любимчику  и поправил  ему голову, свёрнутую на бок. Вдруг Фанфарон открыл глаза, широко их раскрыв.

- Он жив!- радостно закричал Аспарух-  что золотой? Что дорогой? Стал вдруг любезничать с ним шах,- понимаю тебя как никто, ну оступился, с кем не бывает, ну сорвался, жаба душит, такие богатства перед тобой, как тут не избежать искушения.

-…  я умер… произнёс тот слабым голосом и на этот раз закрыл свои глаза окончательно.

- похоронить казначея с почестями,  поставить ему памятник, а в моем дворце водрузить на самое видное место  бюст Фанфарона Оглы Тартукана. Понял приказ мой, Копешкин?

Тебя я назначаю своим главным визирем, старого недавно отправил на заслуженный отдых, мне теперь послужишь, мои указы будешь зачитывать на площади перед народом.

Через полчаса  шах восседал у себя во дворце и поминал своего друга и соратника:

- дорогой Фанфорон, пусть ты и утаивал от меня часть податей, а на что спрашивается твои хоромы шикарнее моих в разы, но ты служил мне верой и правдой долгих 25 лет, и только под конец своей службы ты совершил такой неблаговидный поступок. Аллах тебя простит, и я тебя прощаю. Спи  спокойно, дорогой друг, пусть земля тебе будет пухом. А теперь визирь Копёнкин зачитай моё обращение к народу, а я буду почивать на лаврах.

Фарид Копёнкин обладал звучным ,громким голосом и народу, понравилось, как он читал обращение шаха. Сам Аспарух находясь у себя во дворце, услышал  его звонкую речь.

- какая великолепна дикция, а интонации голоса какие замечательные. Этот Копешкин, тьфу ты чёрт, Копёнкин- прирождённый оратор. Я не ошибся в нём, когда назначил главным и единственным своим визирем. Вы не находите хан Батыр-Кудир, что я прав?

Его высокий гость полностью согласился с мнением шаха и попросил аудиенции у шаха.

- Не  понял вас, хан Батыр, вам чего –то надобно? Может быть плов или чучхелу,  а может кету или сахарного сиропа? Тот снова стал настаивать на какой-то аудиенции. Шах  слегка вспылил: она уже проходит в данный момент у него во дворце и если гостю не нравится, как его здесь принимают, то может, хоть сейчас уезжать к себе в своё ханство.

-  Хотел бы забрать к себе на службу вашего визиря. Он мне подходит, и я не стал, бы , чинить ему препятствие при устройстве на работу  в моем ханском  государстве.

-а что бы вы великий хан Батыр-Кудыр  могли  мне предложить взамен, это для меня не малая потеря.  Ведь я теряю ценного работника, какой же мне резон его отдавать?

- а я, пожалуй, ничего вам взамен не дам, подарите мне его. В противном случае, мои войска  уже находятся у ваших границ, зачем нам воевать друг с другом, когда можно договориться, я правильно говорю, шах? Шах знал, что ему не справиться  с ханом, с его многочисленным войском, превосходившем его армию в несколько раз, поэтому благоразумно согласился с мнением Батыра- Кудыра, но попросил за своего визиря тонну сыра. –У-у-у,- загудел  недовольно  хан,- один килограмм, и не грамма больше. И считай, что ты совершил выгодную сделку шах Аспарух. А то будет не всё так замечательно, если ты будешь противиться моему предложению. Могут появиться у тебя осложнения в миг.     -визирь ваш, так и быть, но его волшебные башмаки, и не менее волшебные сушки, останутся  у меня, как и его рюкзак, где они хранятся.

-какие башмаки, какие сушки? О чём вы шах мне говорите, что-то не пойму?

Тот понял свой промах, прикусив язык. Ну, не надо было ему говорить про эти вещи хану.

Этот громадный увалень может силой их отобрать, если захочет, и ничего тут не сделаешь

-это я  пошутил, хан, какие в наше время волшебные предметы,   измельчали  нынче волшебники, нет ни шапок невидимок, ни…

- а ковер самолёт у тебя есть же, ведь так? Я не ошибся, шах Аспарух? Знающие люди донесли мне, что есть он у тебя. А вот, что за башмаки и баранки  у тебя , я ещё пока не знаю ,  и если это не шутка, а правда, то всё это будет моё, в том числе и ковёр-самолёт.

- а  вот это видал?- и шах показал хану кукиш, фигуру из трёх пальцев.

Хан Батыр-Кудыр опешил от такой наглости, так с ним никто ещё непочтительно  себя не вёл. Когда шок прошёл, он стал рычать, выражая своё неудовольствие- я тебя в порошок сотру, я тебя шах согну в бараний рог. Я из тебя котлету сделаю, я… и тут он увидел, как шах летит на ковре самолёте вместе со своим визирем. Шах спешно покидал своё маленькое государство в поисках лучшей доли. Хан в след грозил ему  мощным кулаком.

Он повернулся  ко всем, кто быстро собрался на площади. Эти люди наблюдали за полётом ковра-самолёта,  а хан обратился к ним с обращением: почему  же у сказки конец  оказался не совсем счастливый?  и  я  не получил обещанного мне в подарок визиря,  да потому что наверное невезучий я по жизни такой уж есть. На визирях земля держится, а у меня до сих пор ещё ни одного нет, тогда как у Барбариса –Идриса их пять было. Вот уж счастливчик!

 

            Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках

 

В  некотором небольшом государстве жил один человек по имени Фанфорон Фундур Расфуфыриков. Когда он по утрам принимал душ, то часто при этом отфыркивался, разбрызгивая воду в разные стороны. Он не экономил воду, потому как занимал знатный пост при дворе шаха Аспаруха, этот небедный вельможа, сановито отдуваясь,  надувался утром по пять чашек зелёного чая. Потом он всецело был занят надувательством простых граждан, которых принимал во дворце шаха Аспаруха.  Он обещал им золотые горы, райскую жизнь после смерти, но всё это будет потом, а сейчас надо терпеть, потуже затянуть пояса, и нести Аспаруху хорошие подношения, подарки, украшения, драгоценности, изделия из разных благородных металлов. Чтобы Аспарух затмил своим богатством хана Батыра- Кудыра, нужно было принести последнюю рубашку, бросить в фарфоровую копилку не меньше десяти монет, и воздать почести всевышнему.

- бедняк по имени Фархад Копёнкин пришёл во дворец, зажимая в ладошке десять рупий, он копил их десять лет. Увидев Расфуфырикова, сидящего на ковре,  Копёнкин (всё,  как говорится чин чинарём )  направил свои стопы к нему, и протянул свои несчастные десять рупий в самом мелком наборе. Расфуфыриков принимал подати от народа,  и когда он взял мелочь от Фархада, то просыпал её на ковёр. – Ах, какой я неловкий, -запел нараспев Фанфорон Фундур, какой неуклюжий тюлень, неповоротливым увальнем стал на этой работе,- пожаловался он Фархаду. Тот как мог, стал его успокаивать, что, мол, не боги горшки обжигают.  Все мы люди, все мы человеки. А как, скажи милейший  Фанфорон, я могу воздать почести аллаху? Просвети безграмотного человека, растолкуй мне бедолаге.

- сними, во-первых ,башмаки свои, их надо было снять ещё раньше, перед тем как заходить в наш дворец. И насыпь  монеток  лучше золотых, можно и серебряных перед изображением  его на стене. А когда будешь покидать дворец, не забудь меня угостить баранками, можно и сдобным печеньем. Потом ты должен посетить храм, и там тоже оставить свои подати, чем больше, тем лучше для тебя, когда покинешь эту грешную землю. Фархад Копёнкин в знак  согласия  кивал головой, соглашаясь с вельможей.

-но есть один небольшой нюанс, башмаки у меня не простые, а волшебные. 

Фанфарон глянул на его башмаки,- самые что ни на есть обыкновенные они у тебя, к тому же поношенные и грязноватые, кто на них позарится? Оставляй при входе, и не бойся, что украдут их. Это же самое, что ни наесть фуфло, качество оставляет желать лучшего.

-волшебные они, в том то и дело, я в них летать могу, и чем круче, чем выше гора, с которой нужно в них шагнуть вниз, тем выше ты летишь по небу в любую другую страну  за час, полтора. За два часа можно долететь  к самым дальним государствам.

- да ну! Не может такого быть, а ты не врёшь мне, как тебя ?

- Фархад я, Копёнкин. Правду говорю, правду, но сначала  нужно съесть десять баранок, обладающих чудодейственной силой. Их делать нужно по особому рецепту, добавляя разные травы и коренья. В теле появляется лёгкость, оно как бы невесомым становится, надеваешь башмаки, и ты летишь в любом направлении.

-А ну давай - ко, Фархад, продемонстрируй мне волшебство твоих башмаков. А я погляжу, подивлюсь на это чудо. И Копёнкин  не заставил себя ждать. Быстро достал из котомки баранки, отсчитал 10 штук и, попросив кружку кипятка  у Фанфарона, скушал их за милую душу.  Потом достал из заплечного мешка   волшебные башмаки, дорогие, лакированные с золотыми шнурками(совсем не те, в которых он предстал перед Фанфароном)  и одел  их. Фанфарон разинул рот от удивленья, когда его собеседник легко взмыл вверх под самый купол  дворца  и стал там летать в разных направлениях, куда душа пожелает. 

- слушай, дорогой мой Копешкин , продай мне свои башмаки, я тебе за них всё, что не попросишь, отдам, я тебе за них свои шёлковые шаровары дам, и ещё  свою чалму и халат.

-нет, Фанфарон, не могу я на такое пойти, башмаки -то волшебные, а твоя одежда силой волшебной не обладает. Не равноценный обмен получится. Сам же понимаешь, не глупец.

- твоя, правда, Копеша, тут надо предложить что-то посущественнее, что-то более дорогое. И знатный вельможа крепко задумался,  замолчав на длительное время. Потом вдруг оживился, встрепенувшись, засуетился, любезно заулыбался, стал очень вежливым и приветливым. После долгих размышлений он нашёл выход из этой ситуации:

- вот что я тебе скажу, Копеша, давай выполняй обряд, как тебе и советовал, а  пока  будешь отдавать почести аллаху, я и посторожу твои башмаки. Фархад согласился, а что ему оставалось делать, понадеялся на честность и порядочность высокопоставленного вельможи. И оставив  заплечный мешок вместе с волшебными башмаками, баранками на его попечение,  отправился воздавать  почести аллаху.  Когда он добросовестно выполнил свой перед ним долг, открылись парадные двери и в помещение ворвался шах Аспарух, лицо которого перекосилось от гнева. Он был буквально вне себя от негодования, крича:

-казна моя пуста!! Кто её опустошил!? Кто это сделал? Как этот негодяй  посмел совершить бесчестный поступок.   Где мой главный казначей Фанфарон, где носят черти моего любимца, я всё время хотел спросить его, почему его хоромы в два раза больше моих? Фархад выходил в этот момент  из дворца и увидел вдалеке фигуру спешащего человека, у которого обувь блеснула золотом шнурков. Посмотрев на место, где лежал его заплечный мешок, Фархад обнаружил, что его там нет. Неужели Фанфарон украл его и дал дёру, пренебрегая своим высоким положением. Его отсутствие на месте, знакомые очертания фигуры, которую Копёнкин заметил на почтительном расстоянии от себя, говорили ему, что это было так. Как он ошибался в этом человеке. А тут ещё шах Аспарух схватил его за грудки и давай  вытрясать из него душу, распаляясь с каждой минутой:

- ты кто такой будешь? Ты зачем здесь ошиваешься, я не знаю этого человека, стража выяснить немедленно, и обыскать, а вдруг он уходит сейчас с моей казной.

-Он чист, у него ничего нет, ваше святейшество – сказал стражник, обыскав  Копёнкина.   – нет?... Мил человек, тогда вот, скажи  мне на милость, что ты тут делал, что забыл в моём дворце.  Какая тебя укусила муха, что ты торчишь тут целый день? Погодите, куда подевался Фанфарон? и моя казна, и все мои подати за сегодняшний день. Шах Аспарух всегда отличался многословием  и своим шараханьем  от одной крайности к другой, быстрой  ничем неоправданной  сменой темы разговора.  Обиженный  таким   к  себе отношением, Фарид Копёнкин стал объяснять шаху, что он 10 лет копил 10 рупий и пришёл сюда с очень благородной целью- пополнить бюджет шаха, внеся свою скромную лепту.  Он подумал, что Аспарух   сейчас же  растает, ему станет  так стыдно, что тут же начнёт рассыпаться в извинениях, но этого вопреки его ожиданиям не произошло:

-какие рупии, ты что с луны свалился, это в Индии –там извольте они в ходу, а у нас другая валюта- динары,  дирхамы  и риалы. Фарид увидел листок бумаги на том месте, где оставил свой рюкзак. Подняв его, он стал читать  написанное  шаху послание  от его главного казначея, это была прощальная записка, адресованная Аспаруху.

-Дорогой шах Аспарух! Шах тут же отреагировал на это:- вот видите все! Как меня любит и уважает  мой любимчик Фанфарон. Но дальше было не всё так замечательно:

-я забрал всю казну твою,  все  подати за последние три дня, и на волшебных башмаках, которые позаимствовал у этого доверчивого и наивного чудика Копешкина, отправляюсь в другое государство, где буду жить долго и счастливо. Перед тем как я сигану с самой высокой горы, я съем 20 чудодейственных баранок, а не 10, потому что  мой вес в два раза превышает  вес этого башмачника волшебника. Кое- что соображаем. Ха-ха-ха!  Копенкин только покачал головой, выражая крайнюю обеспокоенность таким положением дел:

- но он же разобьётся, нужно съесть именно 10 баранок, но не больше, а вес заплечного мешка тоже надо было учитывать и скушать только одну дополнительную сушку.

-Я немедленно лечу на ковре самолёте, в поиске  Фанфарона ты тоже примешь своё участие, Копешкин, понял меня? Это я тебе приказываю,- обратился шах к  хозяину волшебных башмаков, разворачивая свой ковер и усаживаясь на нём поудобнее.

- присоединяйся мил человек,- уже более любезно пригласил Аспарух того на ковёр.  Ковёр-самолет сразу же  устремился вверх, набирая быстро высоту, как только Копёнкин вступил на него. Пролетев несколько минут, они были уже возле вершины самой высокой горы Каргалык. Шах смотрел в подзорную трубу, и громко закричал, выражая свой восторг, когда заметил внизу на дне ущелья лежащего человека:- я вижу его, это он, Фанфорон, мы идём на посадку, держись крепче, Копешкин, смотри не свались вниз.

- я не Копешкин, я Копёнкин,- поправил того владелец волшебных баранок.

Через две минуты они приземлились, шах подошёл к лежащему любимчику  и поправил  ему голову, свёрнутую на бок. Вдруг Фанфарон открыл глаза, широко их раскрыв.

- Он жив!- радостно закричал Аспарух-  что золотой? Что дорогой? Стал вдруг любезничать с ним шах,- понимаю тебя как никто, ну оступился, с кем не бывает, ну сорвался, жаба душит, такие богатства перед тобой, как тут не избежать искушения.

-…  я умер… произнёс тот слабым голосом и на этот раз закрыл свои глаза окончательно.

- похоронить казначея с почестями,  поставить ему памятник, а в моем дворце водрузить на самое видное место  бюст Фанфарона Оглы Тартукана. Понял приказ мой, Копешкин?

Тебя я назначаю своим главным визирем, старого недавно отправил на заслуженный отдых, мне теперь послужишь, мои указы будешь зачитывать на площади перед народом.

Через полчаса  шах восседал у себя во дворце и поминал своего друга и соратника:

- дорогой Фанфорон, пусть ты и утаивал от меня часть податей, а на что спрашивается твои хоромы шикарнее моих в разы, но ты служил мне верой и правдой долгих 25 лет, и только под конец своей службы ты совершил такой неблаговидный поступок. Аллах тебя простит, и я тебя прощаю. Спи  спокойно, дорогой друг, пусть земля тебе будет пухом. А теперь визирь Копёнкин зачитай моё обращение к народу, а я буду почивать на лаврах.

Фарид Копёнкин обладал звучным ,громким голосом и народу, понравилось, как он читал обращение шаха. Сам Аспарух находясь у себя во дворце, услышал  его звонкую речь.

- какая великолепна дикция, а интонации голоса какие замечательные. Этот Копешкин, тьфу ты чёрт, Копёнкин- прирождённый оратор. Я не ошибся в нём, когда назначил главным и единственным своим визирем. Вы не находите хан Батыр-Кудир, что я прав?

Его высокий гость полностью согласился с мнением шаха и попросил аудиенции у шаха.

- Не  понял вас, хан Батыр, вам чего –то надобно? Может быть плов или чучхелу,  а может кету или сахарного сиропа? Тот снова стал настаивать на какой-то аудиенции. Шах  слегка вспылил: она уже проходит в данный момент у него во дворце и если гостю не нравится, как его здесь принимают, то может, хоть сейчас уезжать к себе в своё ханство.

-  Хотел бы забрать к себе на службу вашего визиря. Он мне подходит, и я не стал, бы , чинить ему препятствие при устройстве на работу  в моем ханском  государстве.

-а что бы вы великий хан Батыр-Кудыр  могли  мне предложить взамен, это для меня не малая потеря.  Ведь я теряю ценного работника, какой же мне резон его отдавать?

- а я, пожалуй, ничего вам взамен не дам, подарите мне его. В противном случае, мои войска  уже находятся у ваших границ, зачем нам воевать друг с другом, когда можно договориться, я правильно говорю, шах? Шах знал, что ему не справиться  с ханом, с его многочисленным войском, превосходившем его армию в несколько раз, поэтому благоразумно согласился с мнением Батыра- Кудыра, но попросил за своего визиря тонну сыра. –У-у-у,- загудел  недовольно  хан,- один килограмм, и не грамма больше. И считай, что ты совершил выгодную сделку шах Аспарух. А то будет не всё так замечательно, если ты будешь противиться моему предложению. Могут появиться у тебя осложнения в миг.     -визирь ваш, так и быть, но его волшебные башмаки, и не менее волшебные сушки, останутся  у меня, как и его рюкзак, где они хранятся.

-какие башмаки, какие сушки? О чём вы шах мне говорите, что-то не пойму?

Тот понял свой промах, прикусив язык. Ну, не надо было ему говорить про эти вещи хану.

Этот громадный увалень может силой их отобрать, если захочет, и ничего тут не сделаешь

-это я  пошутил, хан, какие в наше время волшебные предметы,   измельчали  нынче волшебники, нет ни шапок невидимок, ни…

- а ковер самолёт у тебя есть же, ведь так? Я не ошибся, шах Аспарух? Знающие люди донесли мне, что есть он у тебя. А вот, что за башмаки и баранки  у тебя , я ещё пока не знаю ,  и если это не шутка, а правда, то всё это будет моё, в том числе и ковёр-самолёт.

- а  вот это видал?- и шах показал хану кукиш, фигуру из трёх пальцев.

Хан Батыр-Кудыр опешил от такой наглости, так с ним никто ещё непочтительно  себя не вёл. Когда шок прошёл, он стал рычать, выражая своё неудовольствие- я тебя в порошок сотру, я тебя шах согну в бараний рог. Я из тебя котлету сделаю, я… и тут он увидел, как шах летит на ковре самолёте вместе со своим визирем. Шах спешно покидал своё маленькое государство в поисках лучшей доли. Хан в след грозил ему  мощным кулаком.

Он повернулся  ко всем, кто быстро собрался на площади. Эти люди наблюдали за полётом ковра-самолёта,  а хан обратился к ним с обращением: почему  же у сказки конец  оказался не совсем счастливый?  и  я  не получил обещанного мне в подарок визиря,  да потому что наверное невезучий я по жизни такой уж есть. На визирях земля держится, а у меня до сих пор ещё ни одного нет, тогда как у Барбариса –Идриса их пять было. Вот уж счастливчик!

 

           Сказка о волшебных башмаках и чудодейственных баранках

 

В  некотором небольшом государстве жил один человек по имени Фанфорон Фундур Расфуфыриков. Когда он по утрам принимал душ, то часто при этом отфыркивался, разбрызгивая воду в разные стороны. Он не экономил воду, потому как занимал знатный пост при дворе шаха Аспаруха, этот небедный вельможа, сановито отдуваясь,  надувался утром по пять чашек зелёного чая. Потом он всецело был занят надувательством простых граждан, которых принимал во дворце шаха Аспаруха.  Он обещал им золотые горы, райскую жизнь после смерти, но всё это будет потом, а сейчас надо терпеть, потуже затянуть пояса, и нести Аспаруху хорошие подношения, подарки, украшения, драгоценности, изделия из разных благородных металлов. Чтобы Аспарух затмил своим богатством хана Батыра- Кудыра, нужно было принести последнюю рубашку, бросить в фарфоровую копилку не меньше десяти монет, и воздать почести всевышнему.

- бедняк по имени Фархад Копёнкин пришёл во дворец, зажимая в ладошке десять рупий, он копил их десять лет. Увидев Расфуфырикова, сидящего на ковре,  Копёнкин (всё,  как говорится чин чинарём )  направил свои стопы к нему, и протянул свои несчастные десять рупий в самом мелком наборе. Расфуфыриков принимал подати от народа,  и когда он взял мелочь от Фархада, то просыпал её на ковёр. – Ах, какой я неловкий, -запел нараспев Фанфорон Фундур, какой неуклюжий тюлень, неповоротливым увальнем стал на этой работе,- пожаловался он Фархаду. Тот как мог, стал его успокаивать, что, мол, не боги горшки обжигают.  Все мы люди, все мы человеки. А как, скажи милейший  Фанфорон, я могу воздать почести аллаху? Просвети безграмотного человека, растолкуй мне бедолаге.

- сними, во-первых ,башмаки свои, их надо было снять ещё раньше, перед тем как заходить в наш дворец. И насыпь  монеток  лучше золотых, можно и серебряных перед изображением  его на стене. А когда будешь покидать дворец, не забудь меня угостить баранками, можно и сдобным печеньем. Потом ты должен посетить храм, и там тоже оставить свои подати, чем больше, тем лучше для тебя, когда покинешь эту грешную землю. Фархад Копёнкин в знак  согласия  кивал головой, соглашаясь с вельможей.

-но есть один небольшой нюанс, башмаки у меня не простые, а волшебные. 

Фанфарон глянул на его башмаки,- самые что ни на есть обыкновенные они у тебя, к тому же поношенные и грязноватые, кто на них позарится? Оставляй при входе, и не бойся, что украдут их. Это же самое, что ни наесть фуфло, качество оставляет желать лучшего.

-волшебные они, в том то и дело, я в них летать могу, и чем круче, чем выше гора, с которой нужно в них шагнуть вниз, тем выше ты летишь по небу в любую другую страну  за час, полтора. За два часа можно долететь  к самым дальним государствам.

- да ну! Не может такого быть, а ты не врёшь мне, как тебя ?

- Фархад я, Копёнкин. Правду говорю, правду, но сначала  нужно съесть десять баранок, обладающих чудодейственной силой. Их делать нужно по особому рецепту, добавляя разные травы и коренья. В теле появляется лёгкость, оно как бы невесомым становится, надеваешь башмаки, и ты летишь в любом направлении.

-А ну давай - ко, Фархад, продемонстрируй мне волшебство твоих башмаков. А я погляжу, подивлюсь на это чудо. И Копёнкин  не заставил себя ждать. Быстро достал из котомки баранки, отсчитал 10 штук и, попросив кружку кипятка  у Фанфарона, скушал их за милую душу.  Потом достал из заплечного мешка   волшебные башмаки, дорогие, лакированные с золотыми шнурками(совсем не те, в которых он предстал перед Фанфароном)  и одел  их. Фанфарон разинул рот от удивленья, когда его собеседник легко взмыл вверх под самый купол  дворца  и стал там летать в разных направлениях, куда душа пожелает. 

- слушай, дорогой мой Копешкин , продай мне свои башмаки, я тебе за них всё, что не попросишь, отдам, я тебе за них свои шёлковые шаровары дам, и ещё  свою чалму и халат.

-нет, Фанфарон, не могу я на такое пойти, башмаки -то волшебные, а твоя одежда силой волшебной не обладает. Не равноценный обмен получится. Сам же понимаешь, не глупец.

- твоя, правда, Копеша, тут надо предложить что-то посущественнее, что-то более дорогое. И знатный вельможа крепко задумался,  замолчав на длительное время. Потом вдруг оживился, встрепенувшись, засуетился, любезно заулыбался, стал очень вежливым и приветливым. После долгих размышлений он нашёл выход из этой ситуации:

- вот что я тебе скажу, Копеша, давай выполняй обряд, как тебе и советовал, а  пока  будешь отдавать почести аллаху, я и посторожу твои башмаки. Фархад согласился, а что ему оставалось делать, понадеялся на честность и порядочность высокопоставленного вельможи. И оставив  заплечный мешок вместе с волшебными башмаками, баранками на его попечение,  отправился воздавать  почести аллаху.  Когда он добросовестно выполнил свой перед ним долг, открылись парадные двери и в помещение ворвался шах Аспарух, лицо которого перекосилось от гнева. Он был буквально вне себя от негодования, крича:

-казна моя пуста!! Кто её опустошил!? Кто это сделал? Как этот негодяй  посмел совершить бесчестный поступок.   Где мой главный казначей Фанфарон, где носят черти моего любимца, я всё время хотел спросить его, почему его хоромы в два раза больше моих? Фархад выходил в этот момент  из дворца и увидел вдалеке фигуру спешащего человека, у которого обувь блеснула золотом шнурков. Посмотрев на место, где лежал его заплечный мешок, Фархад обнаружил, что его там нет. Неужели Фанфарон украл его и дал дёру, пренебрегая своим высоким положением. Его отсутствие на месте, знакомые очертания фигуры, которую Копёнкин заметил на почтительном расстоянии от себя, говорили ему, что это было так. Как он ошибался в этом человеке. А тут ещё шах Аспарух схватил его за грудки и давай  вытрясать из него душу, распаляясь с каждой минутой:

- ты кто такой будешь? Ты зачем здесь ошиваешься, я не знаю этого человека, стража выяснить немедленно, и обыскать, а вдруг он уходит сейчас с моей казной.

-Он чист, у него ничего нет, ваше святейшество – сказал стражник, обыскав  Копёнкина.   – нет?... Мил человек, тогда вот, скажи  мне на милость, что ты тут делал, что забыл в моём дворце.  Какая тебя укусила муха, что ты торчишь тут целый день? Погодите, куда подевался Фанфарон? и моя казна, и все мои подати за сегодняшний день. Шах Аспарух всегда отличался многословием  и своим шараханьем  от одной крайности к другой, быстрой  ничем неоправданной  сменой темы разговора.  Обиженный  таким   к  себе отношением, Фарид Копёнкин стал объяснять шаху, что он 10 лет копил 10 рупий и пришёл сюда с очень благородной целью- пополнить бюджет шаха, внеся свою скромную лепту.  Он подумал, что Аспарух   сейчас же  растает, ему станет  так стыдно, что тут же начнёт рассыпаться в извинениях, но этого вопреки его ожиданиям не произошло:

-какие рупии, ты что с луны свалился, это в Индии –там извольте они в ходу, а у нас другая валюта- динары,  дирхамы  и риалы. Фарид увидел листок бумаги на том месте, где оставил свой рюкзак. Подняв его, он стал читать  написанное  шаху послание  от его главного казначея, это была прощальная записка, адресованная Аспаруху.

-Дорогой шах Аспарух! Шах тут же отреагировал на это:- вот видите все! Как меня любит и уважает  мой любимчик Фанфарон. Но дальше было не всё так замечательно:

-я забрал всю казну твою,  все  подати за последние три дня, и на волшебных башмаках, которые позаимствовал у этого доверчивого и наивного чудика Копешкина, отправляюсь в другое государство, где буду жить долго и счастливо. Перед тем как я сигану с самой высокой горы, я съем 20 чудодейственных баранок, а не 10, потому что  мой вес в два раза превышает  вес этого башмачника волшебника. Кое- что соображаем. Ха-ха-ха!  Копенкин только покачал головой, выражая крайнюю обеспокоенность таким положением дел:

- но он же разобьётся, нужно съесть именно 10 баранок, но не больше, а вес заплечного мешка тоже надо было учитывать и скушать только одну дополнительную сушку.

-Я немедленно лечу на ковре самолёте, в поиске  Фанфарона ты тоже примешь своё участие, Копешкин, понял меня? Это я тебе приказываю,- обратился шах к  хозяину волшебных башмаков, разворачивая свой ковер и усаживаясь на нём поудобнее.

- присоединяйся мил человек,- уже более любезно пригласил Аспарух того на ковёр.  Ковёр-самолет сразу же  устремился вверх, набирая быстро высоту, как только Копёнкин вступил на него. Пролетев несколько минут, они были уже возле вершины самой высокой горы Каргалык. Шах смотрел в подзорную трубу, и громко закричал, выражая свой восторг, когда заметил внизу на дне ущелья лежащего человека:- я вижу его, это он, Фанфорон, мы идём на посадку, держись крепче, Копешкин, смотри не свались вниз.

- я не Копешкин, я Копёнкин,- поправил того владелец волшебных баранок.

Через две минуты они приземлились, шах подошёл к лежащему любимчику  и поправил  ему голову, свёрнутую на бок. Вдруг Фанфарон открыл глаза, широко их раскрыв.

- Он жив!- радостно закричал Аспарух-  что золотой? Что дорогой? Стал вдруг любезничать с ним шах,- понимаю тебя как никто, ну оступился, с кем не бывает, ну сорвался, жаба душит, такие богатства перед тобой, как тут не избежать искушения.

-…  я умер… произнёс тот слабым голосом и на этот раз закрыл свои глаза окончательно.

- похоронить казначея с почестями,  поставить ему памятник, а в моем дворце водрузить на самое видное место  бюст Фанфарона Оглы Тартукана. Понял приказ мой, Копешкин?

Тебя я назначаю своим главным визирем, старого недавно отправил на заслуженный отдых, мне теперь послужишь, мои указы будешь зачитывать на площади перед народом.

Через полчаса  шах восседал у себя во дворце и поминал своего друга и соратника:

- дорогой Фанфорон, пусть ты и утаивал от меня часть податей, а на что спрашивается твои хоромы шикарнее моих в разы, но ты служил мне верой и правдой долгих 25 лет, и только под конец своей службы ты совершил такой неблаговидный поступок. Аллах тебя простит, и я тебя прощаю. Спи  спокойно, дорогой друг, пусть земля тебе будет пухом. А теперь визирь Копёнкин зачитай моё обращение к народу, а я буду почивать на лаврах.

Фарид Копёнкин обладал звучным ,громким голосом и народу, понравилось, как он читал обращение шаха. Сам Аспарух находясь у себя во дворце, услышал  его звонкую речь.

- какая великолепна дикция, а интонации голоса какие замечательные. Этот Копешкин, тьфу ты чёрт, Копёнкин- прирождённый оратор. Я не ошибся в нём, когда назначил главным и единственным своим визирем. Вы не находите хан Батыр-Кудир, что я прав?

Его высокий гость полностью согласился с мнением шаха и попросил аудиенции у шаха.

- Не  понял вас, хан Батыр, вам чего –то надобно? Может быть плов или чучхелу,  а может кету или сахарного сиропа? Тот снова стал настаивать на какой-то аудиенции. Шах  слегка вспылил: она уже проходит в данный момент у него во дворце и если гостю не нравится, как его здесь принимают, то может, хоть сейчас уезжать к себе в своё ханство.

-  Хотел бы забрать к себе на службу вашего визиря. Он мне подходит, и я не стал, бы , чинить ему препятствие при устройстве на работу  в моем ханском  государстве.

-а что бы вы великий хан Батыр-Кудыр  могли  мне предложить взамен, это для меня не малая потеря.  Ведь я теряю ценного работника, какой же мне резон его отдавать?

- а я, пожалуй, ничего вам взамен не дам, подарите мне его. В противном случае, мои войска  уже находятся у ваших границ, зачем нам воевать друг с другом, когда можно договориться, я правильно говорю, шах? Шах знал, что ему не справиться  с ханом, с его многочисленным войском, превосходившем его армию в несколько раз, поэтому благоразумно согласился с мнением Батыра- Кудыра, но попросил за своего визиря тонну сыра. –У-у-у,- загудел  недовольно  хан,- один килограмм, и не грамма больше. И считай, что ты совершил выгодную сделку шах Аспарух. А то будет не всё так замечательно, если ты будешь противиться моему предложению. Могут появиться у тебя осложнения в миг.     -визирь ваш, так и быть, но его волшебные башмаки, и не менее волшебные сушки, останутся  у меня, как и его рюкзак, где они хранятся.

-какие башмаки, какие сушки? О чём вы шах мне говорите, что-то не пойму?

Тот понял свой промах, прикусив язык. Ну, не надо было ему говорить про эти вещи хану.

Этот громадный увалень может силой их отобрать, если захочет, и ничего тут не сделаешь

-это я  пошутил, хан, какие в наше время волшебные предметы,   измельчали  нынче волшебники, нет ни шапок невидимок, ни…

- а ковер самолёт у тебя есть же, ведь так? Я не ошибся, шах Аспарух? Знающие люди донесли мне, что есть он у тебя. А вот, что за башмаки и баранки  у тебя , я ещё пока не знаю ,  и если это не шутка, а правда, то всё это будет моё, в том числе и ковёр-самолёт.

- а  вот это видал?- и шах показал хану кукиш, фигуру из трёх пальцев.

Хан Батыр-Кудыр опешил от такой наглости, так с ним никто ещё непочтительно  себя не вёл. Когда шок прошёл, он стал рычать, выражая своё неудовольствие- я тебя в порошок сотру, я тебя шах согну в бараний рог. Я из тебя котлету сделаю, я… и тут он увидел, как шах летит на ковре самолёте вместе со своим визирем. Шах спешно покидал своё маленькое государство в поисках лучшей доли. Хан в след грозил ему  мощным кулаком.

Он повернулся  ко всем, кто быстро собрался на площади. Эти люди наблюдали за полётом ковра-самолёта,  а хан обратился к ним с обращением: почему  же у сказки конец  оказался не совсем счастливый?  и  я  не получил обещанного мне в подарок визиря,  да потому что наверное невезучий я по жизни такой уж есть. На визирях земля держится, а у меня до сих пор ещё ни одного нет, тогда как у Барбариса –Идриса их пять было. Вот уж счастливчик!

 

 



Нравится


Прочитать следующую сказку "Сказка про двух визирей, арабского скакуна Абрека и красавицу Гульнару."

Понравилась сказка? Подпишись на новые сказки


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 9*9-4

Гомзяков Евгений

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами