ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Самый первый иней

Назад в список сказок

Самый первый иней (27 декабря 2015 / Зинаида)

3 голоса / 997 просмотров

         Давно, когда билеты на трамвай стоили всего три копейки, жила в довольно большом промышленном городе девочка по имени Липа. Её полное имя было – Олимпиада.  Ребёнка назвали так родители в честь Олимпийских игр, придуманных греками ещё в древние века. При этом папа и мама всегда особо подчёркивали, что на время проведения таких спортивных состязаний прекращались все войны!

       Липа была умной девочкой и понимала родителей. Но детям во дворе было не просто объяснить происхождение необычного имени. Они почему-то думали, что девочке дали такое имя в честь дерева – липы. Впрочем, и такое толкование им мало что разъясняло. Поэтому детвора вскоре перестала удивляться и привыкла к редкому имени – Олимпиада.

        То ли потому, что греки первыми догадались проводить Олимпийские игры, то ли ещё почему, но только Липа и сама обожала всё первое. Первые подснежники в небольшой балке за полем; первых ласточек, мастерящих гнёзда под крышами домов; первые почки на деревьях; запах первых акаций; первые шампиньоны на лугу – и ещё много-много разного новоявленного! Но больше всего на свете эта девочка любила самый первый иней!

       На будущий год Олимпиаде предстояло пойти в первый класс. И теперь, глядя в окно, она думала о том, что школьнице наблюдать за появлением самого первого инея, видимо, не пристало. «Может, в таком случае, лучше не ходить в школу?» - засомневалась она.

        Оттого, что хмурые тучи надолго заволокли осеннее небо, девочка грустила уже несколько дней. К тому же, нудный дождь надоедливо барабанил по стеклу. Липа стояла у окна и смотрела во двор. Он был пуст. Только на противоположной стороне улицы одинокая старушка брела под зонтом. «Когда я стану старенькой, то, наверное, тоже буду одна-одинёшенька. И мне будет так же тоскливо, как и сейчас», - по-детски пожалела себя Липа, глядя из окна. «Хоть бы мама вернулась с работы пораньше!».

         Она плотнее закуталась в мамину кофту и отправилась проведать Магду. Пройдя длинный коридор, девочка пересекла большую комнату и оказалась в своей спальне, где в одной из стен располагалась маленькая кладовка, в которой и жила Магда. Липа щёлкнула выключателем и открыла дверь.  «Здравствуй, моя красавица! Как поживаешь?» - входя внутрь, спросила девочка. Так она приветствовала Магду – свою куклу.

      В прошлом году, когда Олимпиаде скоро должно было исполниться пять лет, мама повела её в магазин затем, чтобы её дочь сама выбрала себе наряд к торжеству. В витрине универмага Липа сразу заметила двух одинаковых кукол, которые красовались за стеклом в шёлковых туалетах: жёлтом и голубом. Обе куклы были необыкновенно красивы! И они не походили на тех из них, которыми играла девочка, и которые в то время продавались в магазинах. Даже мама засмотрелась на такие очаровательные игрушки!

      «Мама, - попросила Липа, - давай купим эту куколку – в голубом платьице, - пожалуйста!» И с согласия матери они пошли в игрушечный отдел. Продавец игрушек сказал им, что такая кукла осталась всего одна и та – в жёлтом. «А что касается тех, что в витрине, так они не продаются», - заверил он их. «Да и не всё ли равно, какого цвета одежда, тем более на кукле?» - осведомился он равнодушно. Дочка с матерью переглянулись, но ничего не ответили. А про себя подумали почти одно и то же: «Разве мужчины могут постигнуть такую важную разницу?»

        Олимпиада поняла, что в таком случае ничего не остаётся, как взять то, что дают, и согласилась на единственную оставшуюся куклу. «Эта кукла очень дорогая, она не всем по карману, - изрёк продавец высокомерным тоном, - она стоит чуть меньше стиральной машины!» Маму первоначально испугало такое предупреждение. Однако, поразмыслив, она всё же решилась на покупку - в качестве подарка для единственной дочери. Заглянув в коробку, продавец сообщил: «Её (он имел в виду куклу) зовут Магда, она из-за границы», - затем ловко перевязал товар ленточкой и отдал его девочке.

       Вот так кукла с чужестранным именем и поселилась в кладовке у Липы, где кроме неё обитали и другие игрушки. А именно: плюшевый заяц, набитый опилками, тряпичная кукла с длинными волосами из капроновых чулок, сшитая мамой, и семь бумажных кукол, нарисованных девочкой. Рядом с «одушевлёнными» обитателями кладовки соседствовали различные вещи, которыми те пользовались по своей надобности. Сейчас Магда устроилась на диване, укрывшись пледом, и вязала берет для зайчика, голова которого всё время мёрзла, потому что плюш в этом месте протёрся, и оттуда виднелись опилки.

        «Не нужно ли вам чего?» - спросила девочка. Самошитая кукла домовито приготовляла чай и ответила, что у них и так всего вдоволь. Олимпиада внимательно посмотрела на оснащенный всем необходимым игрушечный домик, который они соорудили вместе с отцом. Увидев зайца, упражняющегося на турнике, девочка подумала, что не мешало бы зайчику и носочки связать. Он часто сидел с Липой на подоконнике, а там было прохладно, и он мог запросто простудиться.

         Девочка любила свои игрушки и очень заботилась о них. Из разных коробочек и другого подручного материала девочка мастерила для них разную мебель, посуду. Из тряпочек и лоскутков – шила им одежду и другие необходимые вещи. «Нужно сшить Магде тёплое домашнее платье, - уместно подумала она. - Быть может, она согласится его носить». Олимпиада помнила, что её кукла такая модница! Недавнюю домашнюю пижаму кукла отвергла, потому что ей не понравился цвет пуговиц, хотя её сшила сама мама.       Бумажных куколок, как уже известно, у Липы имелось целых семь! Они были почти взрослыми, рассудительными и очень образованными, потому что постоянно чему-то учились. Кроме того, смелые и отважные, они всегда оказывались первыми там, где нужно было выручать кого-нибудь из беды. Вот и сейчас, промокшие с головы до ног, они отчаянно стремились по бурному морю, которое «бушевало» в медном тазике, к тому месту, где терпел бедствие бумажный кораблик, наполненный засушенными цветами. Липа собирала их всё лето на лугу и на клумбах, потом располагала среди страниц толстых книг. Цветы девочка выбирала самые запашистые и самые красивые для того, чтобы в игрушечном доме всегда было уютно и приятно пахло. Именно они нуждались сейчас в спасении! Олимпиада быстренько сделала из бумаги пару самолётиков и запустила их на помощь куклам, на всякий случай. А Магда тем временем гладила утюжком для них семь бумажных халатов, чтобы вернувшись, они быстро согрелись, надев их на себя ещё тёплыми.

        Девочка похвалила за сообразительность куклу и подумала, что совершенно справедливо все игрушки считают Магду главной среди них. Она была рассудительной, спокойной, умелой и опрятной. К тому же, она могла посочувствовать, пожалеть. Могла устроить настоящий праздник! И она была очень красивой!

        Огромные синие глаза прекрасно гармонировали с курносым носиком и пухлыми розовыми щёчками. Её ротик, полный белоснежных зубов, всегда улыбался. Головку куклы украшали крупные каштановые локоны. Одеянием Магды восторгались все игрушки! Бледно-лимонное платье по вороту, пышным рукавам и подолу было отделано лилейными изящными кружевами. Талию и юбку украшали простроченные складочки, а под воротничком поблёскивали две перламутровые пуговки. Наряд куклы дополняли изысканные белые туфельки и тонкие шёлковые носочки в тон. Одним словом – красавица!

        Пока Олимпиада восхищалась своей прелестницей, кораблик уже пришвартовали. Семь бумажных кукол согревались, одевшись в халаты, и прихлёбывая горячий чай, которым их угощала пышноволосая самошитая кукла с неопределённым именем. Липа никак не могла подобрать ей подходящее.  Сейчас её звали Поленькой, но до этого она была и Варварой, и Дарьей, и даже Инессой! Кукла гордилась всеми своими именами – ей нравилось такое разнообразие. «Прошу всех пожаловать к столу!» - пригласила Полина. И обитатели игрушечного домика отправились чаёвничать.

        Олимпиада вместе со всеми с удовольствием выпила чашечку чая, и её настроение улучшилось. Она позвала зайчика с собой на кухню, чтобы вместе смотреть на улицу из окна. Заяц натянул на голову довязанный Магдой берет, и забрался на руки к девочке.  Оказавшись на месте, они увидели, что дождя больше нет. Время от времени сквозь тучи пробивались блескучие лучи. Непоседливый солнечный зайчик, скачущий по стене, тайком поведал своему игрушечному тёзке, что погода меняется. И, возможно, похолодает настолько, что с утра всё покроется инеем. И об этом тотчас узнала Липа (конечно, по секрету) от своей плюшевой игрушки.

         Девочка вся вспыхнула, заволновалась и закружилась по комнате! Она немедленно отнесла зайчика назад, где заранее пожелала игрушкам приятных сновидений, и отправилась готовиться к встрече с любимым явлением природы. «Первый иней! – это такое чудо! - думала Олимпиада. И как много он сулит! Это – и первый лёд, и первый снег, и начало зимы! А я так люблю зиму!»  Липа достала из шкафа мамин пуховый платок и свои шерстяные носочки. С дивана она взяла маленькую подушечку. Эти вещи она отнесла в свою комнату и оставила там, потому что вскоре они понадобятся ей.

         В дверь позвонили, и девочка побежала открывать. Папа и мама пришли с работы. И вскоре семья стала ужинать. За столом оживленная Липа оповестила родителей, что утром всё на улице покроется инеем. Мама сказала, что это возможно, поскольку синоптики обещают похолодание. На что папа возразил: «Совсем не обязательно!» Дочь стала уверять взрослых, что знает об этом наверняка. Но всё-таки, девочка решила умолчать о сведущем солнечном зайчике. «Вряд ли мама и папа поверят такому известию», - рассудила Олимпиада. «Погоди-ка, - догадалась мама, - уж не собираешься ли ты, Липа, опять просидеть всю ночь на подоконнике, как и в прошлом году?» Папа добавил: «Да, дочка, будь благоразумнее!» Олимпиада отговаривалась, что совсем не хочет спать, что она боится пропустить рассвет, приводила прочие доводы. Но победило всё же решение родителей. Мама сказала: «Будет лучше, если ты пораньше ляжешь спать, а чуть свет я тебя разбужу, - благо завтра выходной». Наспех умывшись, и, успокоенная заверением мамы, Липа вскоре уснула.

        «Наша Липушка очень чувствительная!» - посетовала мать на дочь, убирая со стола. На что отец авторитетно заметил: «Такое качество положительно характеризует Олимпиаду!» Родители поняли, что такие душевные порывы просто необходимы не только детям, но и взрослым.

        В игрушечном домике ещё не спали. Там говорили о том, что хорошо бы увидеть то, чего так ожидает Липа. Но, если при этом будут участвовать её родители, то не стоит и пытаться. «Пожалуй, так мы напугаем взрослых до смерти! Мы же не знаем, в какой степени родители девочки верят в сказки до сих пор?» - предупредила всех дальновидная Магда. Зайчик сокрушался вслух: «Эх! Жаль, что в нашей кладовке нет окна!» Семь бумажных кукол тут же придумали план проникновения в пункт наблюдения! В обсуждение вмешалась самошитая кукла, объявив, что уже пора спать. «Не беда, -  обнадёжила она своих друзей, - что мы ничего не увидим! Липа утром нам всё расскажет». «Да, да! – подхватил зайчик, - она так здорово умеет обо всём рассказывать, так интересно!» Словами: «Мы попросим Липу нарисовать самый первый иней! Думаю, у неё это красиво получится!» – Магда поставила в разговоре точку.

        Ночь струилась по городу, заглядывая в каждое окно. Она ненавязчиво усыпляла тех, кто бодрствовал до сих пор, и тех, кто уже дремал. Совсем скоро ночной город освещали лишь редкие фонари.

        За окном хозяйничала непроглядная тьма, когда резкий звонок часов поднял мать с постели. Она в потёмках пошла в комнату дочери, чтобы разбудить её, но кровать была уже аккуратно заправлена, и Липы там не было. Стараясь ступать тихо, мать на цыпочках направилась в кухню. Дверь туда была закрыта, но через стекло в ней виднелось окно, на подоконнике которого, на заранее припасённой подушечке, примостилась Олимпиада.

        «Милая ты, моя!» - прошептала мать, глядя на дочку. Липа сидела на подоконнике, слегка притуляясь к косяку, занимая собой небольшой уголок. Прямо поверх её ночной сорочки был наброшен пуховый платок. Ножки ребёнка согревали вязаные носочки. Одна косичка покоилась у неё на спине, другую она непроизвольно теребила руками. Свет с улицы освещал цветок на середине подоконника, а в противоположном углу – небольшую стопку книг. Оконные занавески вместо белых казались оранжевыми. В комнате было довольно темно. Изредка в печи потрескивали угольки. Мать стояла, не шелохнувшись. Она обдумывала своё поведение в данном случае, и кроме как: «Просто ждать!» - не придумала ничего. Ночь медленно отступала.

        Олимпиада зорко всматривалась в темноту из своего окна на четвёртом этаже. Внизу, на детской площадке, видны были очертания беседок, скамеек, качелей и песочниц под грибками. Через какое-то время на гладкой поверхности этих сооружений появилась слабая белизна. Девочка напрягла взгляд и поняла: «Началось!»

        Липа заулыбалась, подалась вперёд и представила, как через некоторое время будет светло, и как она, одевшись наспех, стремглав помчится на улицу. Иней к тому моменту явится во всей красе! Олимпиада будет трогать его руками, пробовать на вкус, рассматривать кристаллические снежинки. Её немного огорчало, что любое начало в природе недолговечно. Вот и сейчас: стоит появиться солнышку – и прозрачный хрупкий иней растает. «Так всегда! – вздохнула Липа, - не успеет, например, одуванчик стать жёлтеньким, как тут же и разлетится по всему свету малюсенькими пушинками. Только и успеешь, что один веночек сплести!»

        Вскоре лужицы на дорожках заблестели тонким льдом, заиндевелая белизна проступила ярче. Тогда Липа резво спрыгнула с подоконника и понеслась мимо матери к вешалке с одеждой. «Дочка, постой! – вздрогнула от неожиданности мать. - Куда ты? Рано ещё, многие спят! Пожалуйста, дождись утра!» На сей раз Липа ослушалась. Одной рукой, нахлобучивая на голову шапку, а другой, - пытаясь заправить штанину в сапожки, девочка прокричала: «Я не могу ждать! Там иней! И он скоро растает!» Так толком и не одевшись, Олимпиада бросила на ходу: «Я скоро вернусь, мамочка!» Дверь громко хлопнула, и мать всплеснула руками: «Ну, что ты поделаешь с этим ребёнком!» Затем она стремительно оделась, и с призывом: «Липа, подожди! Я с тобой! Я тоже хочу увидеть самый первый иней!» - бросилась вниз по лестнице догонять дочь.



Нравится


Прочитать предыдущую сказку "На лугу под облаками"
Прочитать следующую сказку "Я с тобой..."

Понравилась сказка? Подпишись на новые сказки


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 8*3-6

Зинаида

Смотреть все
Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами