ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Необыкновенная жизнь Камня

Назад в список сказок

Необыкновенная жизнь Камня (22 июня 2019 / Анна Алкинская)

8 голосов / 42 просмотра

Эмеральда из Желтой страны

 

 

Мисс Джен

 

Эми спала всегда крепко, так, что ее не смогла разбудить даже любящая, но требовательная бабушка. Еще бы, вчера она сделала столько дел под дождем, а под дождем всегда и противно, и, с другой стороны, забавно. А, главное, здорово: тебе никто не мешает, все думают, что ты и должна делать все дела, потому что…

Потому что…

О, этих причин достаточно, чтобы делать все дела, которые ты даже не хочешь или не должен, потому что ты – некрасивая, черноволосая. Вот люди и думали, что она из семьи колдуньи – откуда же такая среди рыжих появилась, тем более, понятно, потому что в приюте никто про своих родителей и не знает. Но все знают, что у них есть одна общая мама – мисс Джен, – старая дева, которая когда-то из-за своей гордости и справедливого характера нарочно отвергала ухаживания самого принца их страны. Какие только попытки он не предпринимал – она ему все больше и больше нравилась. Но…

Так родители ее считали принцем достойной кандидатуры, умная дочь была бы отличным советчиком и другом. Но так и не дожили до той счастливой старости и умерли, не дождавшись тех лет, чтобы порадоваться жизни с неугомонными внуками, которым так и не суждено родиться у замечательной Джен.

Принцу, как полагается в его кругу и положению, взял в жены дочь из соседнего королевства – самую невзрачную обыкновенную принцессу Джину, которая не любила его, но к его положению и достатку питали любовь все, кто состоял в родстве, также все друзья, замужество для нее было отличным расчетом. Это все понимали, и не удивлялись их отношениям между собой.

Нет, все же и у принца были два верных друга. Настоящих друзей много не бывает! Это родной братишка и сын конюха. Конюшня для принцев служила райским уголком королевства, отдушиной, и местом, где можно было спрятаться от навязчивых и притворных гостей, попросту, сбежать от их слащаво-приторных детей.

Джен, которая росла старшей в семье и практически заменяла работающих родителей, знала о детях все! И не удивительно, что именно она организовала приют для сирот. На эту благотворительность она выставила большую сумму – построить целый дворец с огромным двором, садом. Благородный принц любил ее всем сердцем, и он отправил главного казначея для утверждения Дома для сирот «Доброе сердце детей», а также подарил внушительный участок земли в самом конце своего огромного королевства. И на содержание детей, на нужды он выделал ежемесячно хорошие деньги – сироты – это несчастные деньги, потому Джен принимала материальную помощь, а принц радовался, что хоть в чем-то он угодил ей.

Джен поначалу сомневалась в таком роскошном подарке, но разум взял верх – для сирот и ради сирот она пожертвует даже своими самыми лучшими годами жизни – молодостью.

Так, Джен получила себе владения и дом, да еще в королевстве Желтой страны – страны ее детства.

 

Жёлтая страна

 

А страна так называлась потому, что здесь росли неистребимые веками разные цветы желтой расцветки или такие, на которых были хоть какие-то намеки на желтый цвет. Конечно, здесь были самые обычные цветы, к которым мы привыкли, но и на них были желтые окаймления либо крапинки, как на крылышках божьих коровок. Природа наделила щедро солнечными расцветками почему-то именно эту страну.

Говорят, раньше здесь жили рыжие феи, и они любили радоваться жизни и веселиться, а потому, чтобы у них хоть как-то да сохранилось солнце, они создали себе мир желтого цвета: выращивали цветы у себя в дивных садах, а их пыльцу ветер уносил за пределы сада. Так, все поляны и луга с годами стали преобразовываться в цветной гамме – всё было сказочно жёлтым и от этого было весело.

Тогда и ливни, и непогода не казались им грустным, ведь они не умели ни сердиться, ни злиться, ни печалиться, они просто создали для себя свой мир. Конечно, у них все, как у людей, только все по-доброму и волшебному.

А цветы у них были и неизвестные, которые они сами создавали себе на полотнах и вдыхали в них жизнь, и те, которые они не стали убирать с земли – природа, это их родная бабушка! Так что, здесь было полно одуванчиков, нарциссов, дельфиниумов, гусиного лука, донника, зверобоя, купальницы, лугового чая, мать-и-мачехи, желтых ромашек, пижмы, лютика, калужника и других. И, конечно же, до леса у них всегда росла целая роща подсолнушков. И все это круглый год.

Но, феи живут в мире людей, у которых происходят самые странные вещи, после которых остаются дети без родителей. И вот, главная фея со своими советчицами подумали и решили, что в их стране самая добрая чета – родители Джен. Их светлые добрые сердца поселили великую любовь ко всему своей дочери. Она росла среди детей, потому знала все проблемы и радости детского населения. Потому, возможно, и не удивительно, что она не собиралась обзаводиться семьей, чтобы не выделять своих детей от других, ведь всё равно ей пришлось бы быть мамой.

И не удивительно, что она решила посвятить себя детям. Потому много работы проводит с воспитательницами и учителями, ведь за каждым ребенком находится хрупкая неокрепшая душа. И его судьба зависит изначально от того человека, который станет ему первым – мамой, папой, сестрой или братом, тетей или дядей. Возможно, в ее приюте детям жилось даже намного счастливей. Им завидовали другие дети, которым не повезло с родителями. В свою очередь, Джен молча осуждала родители таких детей. Ведь проще детей отругать, пожурить, наказать, чем выслушать и понять, почему ребенок поступил так, а не иначе. Для этого нужно и терпение, и время, и последующие беседы или действия после доверительных бесед, как воспитывают в приюте добрые взрослые.

 Мир в детстве добрей, дети отходчивы и любят своих родителей, какими бы те не были, и часто считают себя виновными, но надежда вырваться и построить свое светлое будущее есть у каждого ребенка. Потому дети втайне от родных родителей бегают на полянку приютской территории, чтобы поглядеть, какой спокойный и добрый мир существует, когда идет взаимопонимание. А ведь, что удивительно, они смотрят, понимают и сами изменяют свое поведение. На удивление и радость родителям.

Джен по натуре была всегда доброй и очень любила детей. Конечно же, с годами желание иметь ребенка у нее возрастало – от природы никуда не денешься. Принца она любила с самого детства.

Она мечтала родить от принца хотя бы троих, но принц и она – разные сословия, такие браки никогда еще не приносили большого счастья людям. Только крепкая и сильная любовь может взаимно защитить и не допустить сплетен, завистливых пакостней. «Счастливые они думают одинаково, делают вместе, растят с бабушками и дедушками, воспитывают единомышленным методом, чаще радуются своей жизни с детьми, потому дети растут в атмосфере любви и уважения», - думала Джен, которая сама выросла в такой дружной семье. Их семью обходили злые да хитрые люди, потому что в дружной семье все делается вместе, доверяют и не скрывают, открыто беседуют, не боятся, вместе дают отпор, дети как за каменной стеной, кому хочется выглядеть плохим при таких сильных семьях? К таким, наоборот, хочется ходить, дружить, смотри, и сам добрей становишься, свою семью и детей начинаешь видеть по-другому, по-хорошему! И то верно: раз решился родить, не куклу рожаешь – как зерно посеешь, вырастишь, такой и урожай вырастет, так и с детьми.

И, когда принц женился, у них родился один ребенок. Джина детей не хотела, но и отказалась от мечты принца иметь большую семью. Молодой король любил сына так, как может любить родитель, за двоих. А молодая королева была ленива, потому и хитра. Ребенком постоянно занимался король и придворные воспитательницы. Королева любила «болеть», и потому всегда отдыхала и спала, гуляла и редко бывала с сыном. Не любила детей. Такое в жизни бывает!

Но, как оно и бывает, королева стала чаще жаловаться на недомогание. Привыкшие к ее капризам король и придворные, всерьез не воспринимали ее жалобы. А потом и вообще беда случилась. Карета, в которой ездила на прогулки молодая королева с младенцем, опрокинулась, когда, выезжая на обратном пути из леса, дорогу перебегал испуганный оленёнок. Кучер резко потянул вожжи на себя…

Джен обязана была присутствовать на похоронах. Было бы невежливо главной даме приюта, который финансировал сам король, бросить его в такой момент.

Джен выделялась среди остальных. Она была высока ростом и полная, что придавало ей особенный шарм, но держалась как королева. Ведь с детства родители требовали ее сидеть прямо, так косточки и сделали ее осанку королевской.

О таких мечтают даже мамы женихов – умная, красивая, добрая, требовательная, потому в ее приюте всем было хорошо. Из окна приюта дети молча провожали процессию, которую сопровождала их главная мама. Среди них была Эми, девочку, которую пришлось принять ее у молодой цыганки, которая умирала от голода...

 

Рождение Эмеральды

 

Однажды шел сильный проливной дождь. Джен было так грустно, что она дала волю своим слезам и проспала полдник. Чтобы подопечные и воспитательницы не заподозрили в ней слабость, она вышла к ужину, сказала, что до утра у нее сегодня выходной.

Она часто думала о принце, ведь любила его и не могла выкинуть эту проклятую любовь из сердца, большого сердца, в котором бы, наверное, вместилось тысячи любви ко всему живому и неживой природе!

После ужина она пожелала всем спокойной ночи и добрых снов, и вышла за пределы своего дворца, как она его называла. Приют – это слишком грустно и даже страшно, но только не у Джен, где живут во дворце у доброй, но строгой королевы.

Она неспешно прошлась по желтому лугу, зашла в заросли подсолнуха и наслаждалась покоем и душевным равновесием. Джен легла на теплую землю, закрыла глаза и любимые мысли о родителях хорошо отражались в душе. Эта была самый лучший способ релаксации, ведь в такие минуты улыбалась.

Но вдруг она услышала какую-то возню и звуки, которые резко прерывались. Пошла на звук. Она раздвинула стволы подсолнечника и увидела такую картину.

В руках молодой цыганки был малюсенький сверток, в котором кто-то шевелился. Прислушалась и услышала, что из него кто-то всхлипывал. Женщина тогда прижимала к груди, чтобы звук не издавался так громко, и что-то говорила самыми ласковыми и нежными нотками в голосе, как это умеют делать мамы и любящие сердца.

Когда, в свою очередь, цыганка увидела внезапно появившуюся незнакомку, она просто застыла в таком ужасе, в котором пребывают загнанные охотниками звери. Она молча уставилась на Джен. Та, в свою очередь, добродетельным жестом показала, что дальше не ступит ни шагу.

- Не бойтесь, я не способна причинить вам зла…

- Да, теперь я вижу.

- Как вы здесь оказались и где ваш табор?

Цыганка попросила попить, потому что ее путь был долог, с ребенком нелегок, и только ребенок давал ей силы идти дальше. Джен достала из сумки воду, протянула припасенные для пикника на одного человека еды.

Она заметила, что цыганке очень плохо, та почти умирала.

Цыганка вдруг очень сильно растрогалась и заревела. Оказывается, они мирно ехали со своей большой семьей, кочевали из одного поселения в другой, но вдруг из этого королевства повстречалась охрана, которая проверяет владения.

- Мы, цыгане, вольный народ, не причиняем зла никому. Что с нас взять? Мы живем своей жизнью. Да, если мы и воруем коней или еду, деньги, то только потому, что мы такие от природы, не умеем работать, потому что долго не живем в одном месте. У нас рождаются дети по любви или по желанию родителей, но браки наши крепкие и прочные, и мы движемся по миру. Можем гадать, ведь заработать как-то нужно, а только здесь мы не врем. Мы – вольный народ, потому и правду говорим в глаза. И моя бабушка сказала охраннику, чтоб он ехал скорее к себе, потому что дома нужна его помощь или его ждет большая беда. А он принял это за угрозу. Тогда он ускакал, и мы спокойно пошли дальше. А вот дойдя до леса нас настигла королевская гвардия и всех разогнала, многие погибли. Я даже не знаю, как выбралась оттуда я. Помню только, что мой муж оттолкнул меня в кусты, я потеряла сознание. И проснулась потому, что рожала. Теперь мы одни на этом свете.

Женщины обе заплакали, обнялись и Джен вдруг пришла идея.

- Как вас зовут?

- Радмила. Рада. Мне нравится так больше.

- Да, я тоже вам «рада». Рада так Рада. Знаете, я думаю, отказываться было бы с вашей стороны глупо. Предлагаю забрать ее к себе в приют, а вас я определю на кухню. Слышала, что цыгане хорошо готовят, ведь это так чудесно – готовить замечательные блюда прямо на природе! Значит, вы будете и нас радовать.

От этого предложения Рада была настолько рада, что до самой смерти желала Джен только добра и всего хорошего. Даже на картах выходило все так, как она того и желала!

Джен попросила разрешения сделать осмотр королевского доктора у принца. Тот с нескрываемым желанием помочь сразу же отправил. Через неделю Рада уже, как прежде, была живой и веселой молодой женщиной.

Девочку решили назвать Эмеральдой в честь изумрудной брошки бабушки, который достался Радмиле, дочери цыганского барона и турецкой красавицы, и которая сбежала за любимым, вышла замуж и родила 12 детей, и по наследству брошь передала самой младшенькой. Таковы традиции турецких семей. Изумруд – «эмеральд».

 

Эмеральда растет

 

Так, из яселек Эми перешла в младшую, потом в среднюю группу. А Рада легко справлялась с обязанностями повара, и скоро стала главной на кухне.

Никто так и не понял, как она оказалась там. Никто и не интересовался: надо так надо. Джен поставила свою работу так, чтобы все было само собой разумеющимся – она главная, и ей видней.

Солнышко не часто заглядывало в любимый уголок на планете, потому что блондино-жёлтого населения и цветов желто-оранжевых хватало настолько, что солнце просто было бы здесь лишним – все блестело, всегда было светло и тепло. А в остальном, все как у других жителей планеты – дожди, снега и град, разные там катаклизмы. Но какие только головы здесь не увидишь: блондины разных оттенков, среди которых нет-нет да выделялись альбиносы, а рыжие – от огненно-рыжих до красных. Только две головки пестрели среди них - черненькие да кудрявенькие. Как новые цветы в их Желтой стране.

Нет, я ни в коем случае не хочу обидеть остальную часть планеты, разноцветную, откуда появились Рада с черноокой дочкой. На кухне и везде ее очень любили не только за необычный цвет кожи, волос и глаз, но и за ее веселый характер болтушки. А как она пела свои турецко-цыганские песни! Такого голоса и тембра не могло быть в этой стране вечного солнца, где ночь появлялась и не хотела уступать утру, ведь все равно когда-то оно наступает вслед за ней.

Рада рассказывала, что в ее стране Радужной много разных людей, где глаза радовались только одному взгляду на пестрый мир. Стоит выйти к людям, там такое можно увидеть. Представьте себе, если у всех людей натуральные волосы не только ограничиваются от махагонового до черных цветов, так из разных планет счастливые пары создали свои гены. По улицам ходят фиолетовые головы с красными, а их дети имеют смешанные эти цвета, либо бордовые и оранжевые. Словом, все пестро, красиво, весело. Хорошо, что дома как у всех, потому что, слава Солнцу, люди одного роста. Трудно представить, какой бы был их мир, если б там карлики женились на великанах, какие бы дети получились и где бы это все могло жить?!

Слух о Раде радовал уши Джен, и она была счастлива даже тому, что в ее «королевстве» появились два чуда. Рада часто наведывалась к дочери, все уже сначала догадывались, а потом уже и привыкли, только ребенок мог еще не понять их родства.

Повезло так повезло! Рада оказалась настолько порядочной женщиной, что, когда одна из помощников ее уже в наглую стала обирать себе домой хорошие фрукты и овощи (что скрывать, у воды да не напиться, коли ты работаешь и не возьмешь домой, обычно, прикрываясь детьми или больными родителями, на это глаза закрывают, но чтоб приходить на работу сначала чтобы честно трудиться, а потом воровать, это уж не сколько дурная привычка, сколько болезнь, ведь деньги давали хорошие, можно купить в трижды больше, но жадность… кому-та присуща от рождения). Другое дело – честность и порядочность. Рада не ограничивалась взысканиями, она просто предупреждала, но, если не срабатывала, то увольняла. И все были довольны. Довольна своей подопечной и Джен. Она – сама прямота и справедливость.

Годы идут. Джен сделала Раду главным поваром, как принято говорить, шеф-поваром, всего королевства Желтой страны. Это старание видела дочь, Эми тоже старалась не подвести маму - отлично училась, много читала, развита была не по годам. А по выходным она бегала к маме и помогала, кулинарить ей очень нравилось! За ее сильный природный голос ее определили в воскресную хоровую капеллу в церкви Святого Горицвета.

Эмеральда уже знала, кто она, очень любила двух мам – родную и Джен, верила в чудеса и в то, что мир прекрасен. Но она не знала и другую сторону. Сторону тьмы. Туда никто не ходил. Детям было запрещено приближаться ворот страны, потому что за ней шли две дороги – в темный мир вечного сна и в Радужный.

В темный мир взрослые ходили. Одевались все одинаково – в лимонный цвет, оттуда приходили либо в слезах, либо успокоенные. В том мире покоились все жители Желтой страны, которые завершили свое существование в Желтой стране. Но все знали, что рано или поздно Бог Горицвета примет всех жителей как родных детей. Никто не боялся туда попасть, потому что там был их мир. Они встречались с родственниками, так же общались, но не возвращались с ними.  Туда можно было пойти кому угодно и когда душа пожелает.

А в Радужную страну никто не хаживал. Зачем? Если в твоей стране вечный мир и покой, то и заманчивые своды не так привлекательны. Разве что только вечным путешественникам или любопытным прохожим, которые приносят забавные вести. Планета устроена так, что попасть из страны в страну можно без всяких документов, но вот только попасть туда нелегко. Дорога в один конец только на карете может занять полгода. А в пути нет ничего, кроме прекраснейшей природы, рек и лесов, полей и гор, которые словно Кордильеры выступали как границы, а через них ехать было практически невозможно. Даже на конях. Их нужно было оставлять и идти пешим ходом. И нужно иметь сильный характер и терпение, большую выдержку и цель, чтобы, подобно Раде, можно было пешком пройти это расстояние, которое она прошла почти за год. И только ее природные цыганские способности помогли ей выжить в природе. Она ловила и жарила все живое, что попадалось ей на пути: голод не тетка. Выживать цыгане умеют.

Теперь Рада нашла себе свой мир, который искала, и очень счастлива, что сумела выжить сама и дала жизнь Эми.

 

Несчастье

 

В жизни не бывает все сладко да гладко.

Однажды из королевства донесся слух – король недомогает. Врачи не могли определить ни его состояние, ни диагноз правильный поставить. Какой-то неведомый доселе недуг сразил его.

Он попросил, когда приходило сознание, чтобы с ним была Джен. Она знала, что ее присутствие положительно сказывается на нем, и она поспешила на помощь к любимому.

- Джен! – слабым голосом произнес король, - Спасибо, что пришла…

Видно было, что ему трудно говорить.

- Молчи, любимый, я здесь и не уйду. За меня я оставила, есть кому присмотреть за детьми.

Он всегда просил ее руки. Она держала их столько, сколько это было возможно. Когда засыпал, она могла делать свои дела, управлять королевством. А, когда он просыпался, ее приглашали, и она снова брала его руки, рассказывала ему сказки, пела песни.

Рада сама лично в меню добавляла свои целебные приправы, делала волшебные чаи, как учила ее бабка. Скоро король пошел на поправку.

-  Любит он тебя, - сказала она ей, - тут карты даже говорят, если веришь, ты ведь сама знаешь. Ну сколько можно быть скромной. Пора решиться, наконец!

У себя дома Рада продолжала традиции семьи, от них никуда не денешься, потому кладовая ее напоминала комнату ведьмы – разные сушеные травы да куриные лавки, зелье и мази. Все нужно. Порой, когда врачи не справлялись, Рада легко лечила недуги. Как-то уже все сделали вывод – врачи и Рада – одно целое, друг без друга не обходятся.

 

Вскоре и свадьбу сыграли, Джен и король Ричард были настолько счастливы, что свой медовый месяц решили провести далеко от страны, в лесу на горе, где было много простора, и деревья защищали от ветров с гор. Управление королевством временно принял друг семьи, а, вскоре, и Рада сыграла свадьбу.

И, когда молодожены – королевская чета и Рады – провели совместный пир на весь мир, жители страны облегченно вздохнули. Но кто-то и спор проиграл, зато кто-то и выиграл – женятся или нет.

Эми была на седьмом небе от счастья. Еще бы – у нее две мамы и обе теперь не одиноки. Она верила, что ее ночные молитвы вместо чтения овец помогли тоже.

Дни шли за днями, месяцы сменялись годами. Прошло почти три года.

Эмеральда заканчивала третью школу. Ей уже было 16 лет.

16 лет – это много или мало?

Для родителей, для тех, кто всегда рядом, это очень мало – всегда рядом, близко, под боком, рост детей не так сильно заметен. Замечаешь только, как быстро растут чужие дети.

Для чужих же наоборот, или так же, ведь их дети, кажется, все еще малы, а чужие, как Эми, уже выросли. Все черты молодой женственности уже налицо. А она, как и ее подружки, даже и не замечают это. Все шло своим чередом.

Закончить третью школу – это большое достижение. Ведь впереди еще два года старшей школы, и тогда ты уже заканчиваешь теорию и начинаешь использовать теорию на практике. Словом, детки становятся самостоятельными.

Экзамены сданы отлично. Девочки и мальчики отпраздновали свое окончание балом в королевстве. И начались каникулы. Все вернулись в свои семьи, чаще, приёмные. Интернат – не для простых детей. В интернате, если повезет с хорошим, живут одной семье либо сиротки-полусиротки, либо отказники.

Так, подружка Эми Рута, не знала, куда ей деться. Ей нравилось быть подругой Рады – дочери главной подруги королевы и главного повара королевства. Ведь, если ты с Эми, то и на тебя обращали внимание. Эми об этом не думала, она верила, что ее любят за то, что это она – Эми, и никакого подхалимажа. Так и было! Рута же родилась в бедной семье, а потом завидовала своей подруге, как может завидовать неблагодарная и хитрая лицемерка. А наша черноглазка, хоть и была дочерью цыганки, не использовала ни карты, ни хиромантию, ни социофизиологию, она просто дружила, как многие из нас.

Накануне экзаменов Рута решила стать грустной, печальной, оттого Эми не могла быть счастливой, когда подруга недовольна. А Рута давила на жалость: родителей нет, дома нет, все лето придется жить в этих поднадоевших стенах.

Раде не нравилась Рута, она «видела» ее и без карт, хотя жалела и понимала, почему она такая. Да и всесильная любовь к дочурке, которая сама росла без отца, сжалилась над девушкой и приняла в свою семью.

Хитрая Рута быстро изучила манеры, привычки семьи, угождала как умела, старалась быть под стать и радовать всех. Наивная Эми была рада, что ее подруга теперь не одинока!

Однажды, Радмила решила отправить Эми на свою родину. Ведь там у нее остались родители и братья с сестрами, табор. Родителей она не бросала, их предупредила, чтоб они не искали ее, если вдруг она исчезнет.

Джен знала характер Руты, но подумала, что все же Эми лучше отправляться с кем-то, чем одной.

Рада выделила им две кареты, в одном – гостинцы и подарки, еда и багаж, а в первой – для девушек. И двух старых опытных кучеров.

Девушек проводило полкоролевства – король с королевой, мама с отчимом, соседи и друзья семьи, их дети – подруги и друзья, и немного из интерната, которым некуда было ехать.

Первые сутки были трудными: плакали иногда - скучали, думали, что за воротами страны они смогут немного забыть про воспитанность, ворчали на кучеров, которые сами были хорошими родителями и знали психологию детей, потому берегли воду и давали только порционно, как и еду, между прочим. Ведь дашь больше – а там еще захочется пить и есть. К тому же, полевая кухня – дело не постоянное: место выбрать нужно такое, чтобы река была рядом, коней попоить, помыть, самим искупаться. Потому остановки делали мало, чтобы успеть доехать и подольше погостить. Да еще и вернуться вовремя.

Так, наивные девочки думали, что без опеки они легко справятся с дедушками, но те имели уже правнуков, так что девушкам пришлось только подчиняться.

Наконец, на третьи сутки они добрались до шестого озера и решили искупаться. Привал сделали большой. Почти на 3 часа. Так было запланировано старшими и кучера добросовестно исполняли приказы.

Прошло довольно много дней, и, наконец, девочки стали готовиться ко встрече. Стали думать, кто во что оденется. Хитроумная Рута давно запланировала идею и решила ее озвучить. Она уже с шестых суток стала периодически всхлипывать и не говорила причины. Дальше – больше. Он психологически давила и одновременно интриговала добродушную Эми.

- Что ты так грустишь? Радоваться надо, Рут! Чем ближе мы подъезжаем, тем больше ты печалишься.

- Как же мне не печалиться, любимая моя подруженька, ведь я на свете одна одинешенька…

- Неправда, у тебя есть я и моя семья, которая тебя любит, как и меня, и благодаря которой ты сейчас со мной едешь в мой род!

- Так-то оно так! Это прекрасно! Но на самом деле я вам никто! Как прислуга!

На это она как раз и рассчитывала. Она уже знала ответ.

- Нет, что ты, как ты могла вообще себе такое вообразить?!

Рута молча выдержала паузу. Пусть инициатива будет от Эми.

- А знаешь, давай мы скажем, что ты – дочь королевы, и тогда тебе не будет обидно?

Ну вот такого не ожидала даже сама миссис хитрость - Рут.

- Ну, если ты сама этого хочешь?

- Конечно! Мне, конечно, обманывать не хочется бабушку, которую я не видела никогда, но, раз ты так боишься…

После нескольких дней они, наконец, увидели вечерние огни в лесу – то горел большой цыганский костер. И, при приближении, Эми услышала песни, по слуху узнала и уже подпевала их, а сердце так сильно билось, что она боялась, что оно выскочит или остановится внезапно. От радости!

По подсказке Руты Эми сама предложила ей свои наряды – цыганские юбки и кофты, которые сшила заботливая мама.

Встреча была настолько волнительная, что, обнимая бабушку, Эмеральде вдруг стало не по себе, и она впервые упала в обморок.

- Часто с ней такое бывает, внученька? - спросила ее бабушка. Умная Рута сразу же смекнула, - Да, бабушка, наша мама всегда держит меня при ней, чтобы я следила за ее здоровьем. Мы с ней внешне разные, но родились мы вместе.

Бабушка сначала настороженно посмотрела на светлую Руту, потом на Эми. Но не показав виду, предложила девушке поспать до ужина.

Карты не врут, и она увидела истинное лицо самозванки. А внучка спала крепким сном, ее она напоила крепким успокоительным зельем.

Разговор за разговором бабушка поняла, что Рут совсем не их кровинушка. Но нужно было еще и другую проверить.

Вечером она разбудила обеих внучек, они стали рассказывать, а Эми все и выложила бабушке, что знала о матери и о ней, о ее побеге, про Джен, а Рут только кивала головой. Как бы она не хотела предупредить Эми о том, что они сестры, бдительная бабушка всегда находилась между ними, и часто была возле настоящей внучки.

- Эми, вы с Рут сестры?

- Нет, но мы намного ближе, чем сестры.

Этот ответ удовлетворил и бабушку, и Рут.

Может, именно эти слова волшебным образом подействовали на обиженную судьбой девушку, что все стали замечать, что она все больше и больше изменяется в лучшую сторону. Благородное влияние Эми и Джен с Радой дали хороший результат воспитательной работы. Рут и думать забыла о прошлом. Так, иногда, чтобы порадоваться себе и за себя, старательную и умничку!

Все дни бабушка одинаково любила обеих «внучек» настолько искренне и от души, она ведь понимала и Рут, почему ее ложь стала одержимостью, потому что ребенок рос один и без ласки, а потому бабушка решила дать любовь обеим, жалко, что ли? Рут не виновата, что ее бросили. И ее мама, возможно, тоже не от хорошей жизни отдала в приют. В приюте чаще бездомным и сиротам намного лучше и родней, чем в неволе, на мнительной свободе или в чужой семье!

Рут стало совестно, и она решила признаться бабушке:

- Я так хотела, чтобы вы не считали меня чужой, что я вам придумала свою легенду…

- Знаю, - обняла бабушка Руту так, что так почувствовала родное тепло, о котором она и мечтать не могла. Откуда же мечтать об этом, коли не знаешь, что это и как это приятно!

- Ты мне как внучка, и всегда приезжай ко мне хоть с Эми, хоть одна. Запомни, у тебя теперь есть семья, и ты не одинока!

 С такими пожеланиями бабушка проводила девушек домой.

Вдруг, из толпы вышел паренек, который всегда был с ними на праздниках, на прогулке, при всех сказал:

- Рут, я буду тебя ждать! Мое сердце отныне принадлежит только тебе! Я женюсь на тебе, когда ты пожелаешь!

- Слово цыгана – слово нашего бога, - сказал старейшина табора. – Коли любишь, дай нам слово, и мы приедем на свадьбу.

Рута не ожидала такого, но она всегда была в поле зрения Милоса, который не отходил от нее ни на шаг и всегда был в поле ее зрения. Красивый курчавый черный цыганенок зажег что-то в сердце. И она всегда искала его взглядом, даже ревновала, когда возле него появлялась жгучая цыганская красотка. Но тогда она не могла знать его чувств, и потому не знала, как быть.

Рут была из самых из простых. Ей образование не настолько интересовало, как иметь семьи, и она неожиданно для все и для Милоса сказала:

- Милос, я выйду за тебя! И, в доказательство моим словам, я остаюсь у вас!

Все приняли на «Ура!», но этого было недостаточно. Надо вкратце сказать, что предстоял еще трехгодовая подготовка в свадьбе: отъезд девушек на родину, приезд глав табора с Милосом на сватовство, организация и проведение свадеб. Словом, в течение только пяти лет у Милоса и Рут родились в любви 3 детишек.

К этому времени Эми заканчивала старшую, последнюю, школу.

На каникулы она ездила к бабушке, которой уже исполнилось к тому времени 105 лет, нянчилась с «племянниками» - детьми Рут и Милоса.

Все было бы прекрасно, если б не было беды.

Как-то пришла весточка трехнедельной давности о том, что Рут стала плохо себя чувствовать. А пока Эми ехала к ней, то к ее приезду в таборе уже был недельный траур. Милос похудел от горя, дети просили маму, плакали, бабушка лежала при смерти от горя.

- Эми, на тебя, внучка, только надежда. Решай сама.

Сказала и ее не стало, будто она ждала Эми только для того, чтобы сказать это.

- Надо же, она держалась до последнего, ждала тебя. Сказала и ушла. Настоящий мудрец! До такого у нас не всякий доживает!

Троих детей Эми решила забрать, Милос согласился ехать только потому, что дети – часть любимой Рут, и в приюте детям будет лучше, и он будет работать.

Джен и король были рады решению любимицы Эми, Рада же приняла детишек под свое крыло и стала им бабушкой. Милос женился на Эмеральде, и у них через пять лет стало 7 детишек.

Джен с королем родили троих, Рада с семьей стали главными советниками и друзьями семьи.

Что желать лучшего! Лучшее – это, когда у тебя спокойно от того, что рядом с тобой – верные и надежные друзья!

 

 

2016 – 2019



Нравится


Прочитать предыдущую сказку "Медвежонок и Бабушка Рис. мои, 1986"
Прочитать следующую сказку "Сказка о зеленом кузнечике"

Понравилась сказка? Подпишись на новые сказки


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 6*3-9

Анна Алкинская

Смотреть все
Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами