ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Доброе сердце принцессы Элизабет

Назад в список сказок

Доброе сердце принцессы Элизабет (03 декабря 2018 / Анна Алкинская)

6 голосов / 69 просмотров

Доброе сердце принцессы Элизабет

Пусть у вас все сложится очень хорошо, дорогие читатели!

 

Эту сказку посвящаю сыну, которому скоро будет 15 лет!

 

 

(«Как пишутся сказки. От автора» – после сказки)

 

 

Короткое детство с мамой

 

Как это и случается у людей, мама Элизабет умерла, когда девчушке было три годика. Говорят, что люди не способны запоминать события, которые были столетней давности, то бишь, с раннего детства. Да, разумеется, люди разные и потому память у людей избрано выбирает, кому оставлять воспоминания, а у кого удалить. Лишь воспоминания с другими людьми что-то всплывает и восстанавливается. Но не для всех это нужно. А вот память у Элизабет очень даже отличная – всё помнит. Даже мамину диадему, в которой незаметна вмятина от ее падения. Как-то приезжали знатные представители из других государств, а мама была в лесу с дочкой и королевскими помощниками – няньками, фрейлинами, слугами, кучерами и другими хорошими людьми. Мама, а звали ее Каролин, была веселой девушкой, какую невозможно было не заметить и не запомнить. Так, в толпе коневодов, тогда еще молодой королевич-принц Робин выделил среди других девушек именно ее – лучезарную, веселую и острую на язык. Уж с ней точно скучно не бывает, вон, сколько возле нее парней.

Так, король потерял из виду королеву с дочкой, и стал скоропалительно искать по округе. Дал приказ – срочно найти. И это только потому, что внезапно к ним приехали нежданные, но любимые гости – его родители. Он очень любил свою маму, но и побаивался королеву, ведь на самом деле в их королевстве правила она – главный советчик, помощник и друг мужа-короля – повезло королю! Но вот королева так и не смогла принять в семью Элизабет, и долгие годы она не приезжала и не звала в гости. Только, когда родилась внучка, это ее очень огорчило – наследника ожидали, она стала терпимей к невестке, но внучку любила от всего сердца: девчушка была копией её. В большом генеалогическом древе, на фотографии, уже она выделила место и для внучки. После 18 лет принято у них выставлять фотографии на обозрение и менять через каждые 10 лет.

И вот, из-за войны с соседским недружелюбным королем, они пропустили празднование трехлетия внучки. Она посчитала, что как бабушка она просто не обязана докладывать о своих визитах. Ее непредсказуемость уже была проверена годами, но неприятно такое внезапное вторжение.

Тогда король Робин встревожился и сам тоже пошел на поиски любимой жены. Когда он нашел ее, они быстро доскакали до крыльца, но, королева споткнулась, и корона слетела с ее головы, и роскошные волосы цвета черного ворона, переливались на солнце фиолетовым отблеском. Король любовался на них и гордился своей женой. Так, эта вмятина и запомнилась ей, ведь тогда мама упала на ступеньки и еще больше засмеялась, потому что было забавно видеть, как корона перекатывалась, будто приглашала играть в догонялки. И со стороны так и казалось, что все придворные побежали, будто за это они получат приз.

Старая королева уже вышла на шум и величественно свысока глядела на этот балаган. Только Элизабет вернула ее в доброе расположение, ведь девочка уже бежала по ступенькам к бабушке. Это как маленький кудрявенький черноволосый чертенок в голубеньком атласном платьице, словно фарфоровая куколка, бежала к бабушке, при этом, как и , весело смеялась, то и дело, оглядываясь назад – корону быстрей нашли или она поднялась? Ее природные кудряшки при каждом подъеме тяжело подпрыгивали и опускались на спину крохотного ребенка.

Родители поднимались, когда она уже стояла возле бабушки. На шум вышел и король, у которого болели ноги, и он прилег отдохнуть. Внучка сразу же подбежала к нему, и он ее на руки. Счастливые дедушка и бабушка глаз не отводили от любимицы. Потом повели в ее комнату, где ее уже ожидали подарки, наряды.

 

Элизабет уже десять лет

 

На первый маленький кругленький юбилей пригласили все дружеские семьи и приехала бабушка. Король от старости покинул свет белый, и королева уже посещала приемы, принимала гостей без мужа. Трон решили убрать, потому что пустое кресло сильно удручало ее. Не трудно привыкнуть к управлению государством, когда практически она все знала, а трудно жить без поддержки, без человека, с которым прожила шестьдесят лет.

Она долго ждала юбилей внучки, ведь они с тогда еще живым королем запланировали сделать ей подарок, о котором она мечтала. Сначала старая королева злилась, что внучка – дочь простого конюха их королевства, но с годами смирилась. Ведь Элизабет с тех трех лет росла без мамы. В один прекрасный вечер после ужина  проводила дочку в спаленьку, рассказала ей сказку, погладила по головке, поцеловала в ее мягонькую щечку, пожелала спокойной ночи и вышла. Королю Робину она сказала, что хочет отдохнуть. Когда король пошел спать, в их спальне послышался грохот. Король, увидев любимую жену без сознания. Но потом до него дошло…

Королева приехала с королем проститься. Как было стыдно ей за свое отношение к простой жене. А ведь она любила ее сына, была ему опорой и лучшим другом, терпела ее, сама так и не стала ей матерью! А  была отходчивой и правильной снохой, справедливой. Старой королеве не нравилось, что она не требовала от народа дополнительные презенты на праздники или приемы, когда она сама приезжала. Ведь каждый день в ее королевстве было достаточно еды, отходы люди забирали домой, раздавали бедным, все знали об этом и все были довольны. Потому в их королевстве с Робином не было воровства, убийств из-за краж. Каждый день корзины свежих фруктов, корзины с молочными продуктами, корзины с мукой – столько полей, лугов, большой лес. Задумалась она, да, как оно и бывает, поздновато.

И вот король еще переживал за сына, ведь сколько он просил быть к ней снисходительней и добрей. Сердце не выдержало.

Чувствуя себя виноватой, королева старалась помогать детям как могла, хоть как-то компенсировать свою нелюбовь. Она украдкой уходила на могилку к , разговаривала, гладила по ее голове – вместо могильного камня поставили статую, даже там скульптор изобразил ее улыбающейся. Плакала королева, а сколько она себя убеждала, что лучше  она вообще даже принцесс не видела! Все собиралась быть добрей. Не успела…

И вот, ее долгожданная подготовка к поездке в любимое королевство ее сына. К внучке! Она уже представляла себе, как она подъедет, как выбежит, сломя голову, ее непоседа. Нужно сразу же остановиться и принять удобную позу, чтобы не упасть. Интересно, как она отреагирует на подарок? Ведь, что греха таить, от генов не убежишь!

Дорога показалась ей длинней обычного. Жарко палило летнее веселое солнышко, отражаясь бликами на широкой реке. Вот мост, а вон и дворец вдали виден. Скоро!

Да, уже донесли, что приближается королевский кортеж. Элизабет и Робин уже стояли на том самом балконе. И, когда бабушка уже подъехала к парадной, Элизабет уже бежала, нет, летела навстречу к бабулечка. Король ускорил шаги за ней, мало ли, упасть может, кто рядом, как ни отец?!

Элизабет, не переносящая всякий тем приличия, искренне налетела на бабушку, которая уже предвидела и поставила ноги уверенно и смеялась вместе с внучкой.

 Бабушка тоже решила быть «неприличной» и с ходу же выпалила:

- А что я тебе подарить хочу?!

- Ой, бабуля, не томи!

- Тогда, закрой глаза!

Элизабет честно зажмурила глаза, да и для правды еще и ладошками. Бабушка покрутила ее вокруг себя, чтобы та потеряла чувство направления, и повела. Королева, которая вела ее за плечи, чувствовала, как сильно бьется сердечко ее любимицы.

- Можешь открыть!

Такой восторг могут выдать только искренние и добрые люди. Столько визгу, столько плясок, столько прыжков, столько эмоций было на лице у Элизабет только за одну минуту! Потом, как-то само собой получилось, он неожиданного счастья, она стала обнимать всех подряд- бабушку, папу, кучеров, нянечек.

Перед ней стоял Ангел!

Да, его так и назвали для внучки старый король и королева.

Такого жеребца и представить себе не могла Элизабет. Это сильное и красивое иссиня-черное мощное создание с кудрявой гривой, который, как и она сама, не мог спокойно стоять на месте, готовый лететь вместе с ней куда глаза глядят. Казалось, что они оба были влюблены друг в друга. Конь в знак доверия положил свою огромную красивую морду на ее плечо. От счастья Элизабет просто остолбенела: такого она чуда никогда себе и представить не могла. А тут – он её, собственный!

- Бабушка! Спасибо!

- Это от нас с дедушкой в честь твоей мамочки! Берегите друг друга!

- Папа, можно я сейчас же улечу с ним?

- Конечно, наша радость! Только, пожалуйста, далеко не улетайте. На ужин надо быть вместе!

- Хорошо, папочка! Пока, бабушка!

Ей составил компанию ее друг, сын конюха, ведь она почти росла в конюшне, когда разрешали. Ведь конюшня когда-то знала ее дедушку, и мама там постоянно ухаживала за ними, сама была еще какой наездницей. Вот она и сама, будущей уже королевой, учила дочку. И гордилась ею.

А Ангел скучал по ней всегда. И, как только он унюхает знакомый запах хозяйки, нервно топчется на месте, нетерпение переходит в ожидание, в радостное фырчание. Даже, когда она приближается к нему, он встает на дыбы и будто танцует ей свой самый красивый танец!

 

Таинственная комната

 

А больше всего Элизабет любила лазать на чердак со своей любимой подругой – фрейлиной Лиззи. Когда-то давно, она это хорошо запомнила, как мама ей сказала: «Моя маленькая принцесса! У меня есть тайная комната, которую никто не знает. Когда я была маленькой, мы с братом любили там прятаться, там можно читать, мечтать, и видеть маленький мир. Это называется чердак! Когда я вышла замуж, я решила и здесь найти это место. И я его нашла! На чердаке у меня все самое дорогое для меня, вещи, которые душу греют. А из щелей как раз и виден маленький мир, только он побольше – видна территория нашего королевства, потому что чердак находится на последнем этаже, прямо под крышей. А наш дом был одноэтажный, виден был только наш дворик. Когда подрастешь, я тебе покажу волшебный мир моего детства».

Элизабет всегда думала про комнату, ей всегда нравились сказки на ночь, и она уже представляла и фантазировала себе этот таинственный волшебный мир.

К великому горю всего королевства, которая была жизнь у самой веселой жительницы королевства. Но она росла после смерти мамы под присмотром нянь и фрейлин, потому Элизабет не могла сбежать. Но она все же была дочкой , непоседливой и хитроумной, а потому она частенько приучала всех к пряткам, постепенно увеличивая территорию дворцовых комнат, пряталась где могла. Под кроватью, за тяжелыми дорогими шторами или дверью и прочей обычностью ей казалось скучным, а потому никто и не искал ее в этих местах. Всем было очень интересно искать ее – это такая веселая задача: пойди, найди принцессу! То в старинном буфете спрячется на нижнем ярусе; то в комоде за дверцей, предварительно успев убрать полки, складывала рядом, сбоку – мешали, но терпела; то спрячется в ванной комнате прямо в ванне, слегка прикрыв ширму (а ведь не находили, кто бы мог подумать); то спрячется под брезентовым длинным плащом рыбака среди другой одежды охотников и рыбаков, быстро надев огромные сапоги-ботфорты.

Так, она изучала свою дворцовую территорию изнутри. На верхние этажи разрешалось ей находиться, но были дни аудиенций, когда всем запрещалось подниматься дальше главной двери. Она знала, что за этой дверью папа очень серьезно решает свои королевские вопросы и советниками, и министрами, с иностранными посланцами. Но именно за этой комнатой была комната отдыха – после приемов папа сильно уставал, и он отдыхал там. В этой комнате она любила находиться больше всего: на три стены располагалась огромная библиотека со складной стремянкой; софа, где папа даже спал до утра; кресло, и его величество дубовый круглый стол.

Это была, казалось бы внешне, последняя комната на этаже. Тупиковая. А на самом деле сбоку, на углу, что напротив двери, располагалась потайная дверь. Конечно же, папа знал, ведь это было его королевство, что там уже ведет лестница на чердак и запасной выход на задний двор на случай пожара или внезапного нападения врагом. Но войн давно не было, королевство слыло мирным, и какая-то невидимая сила защищала уже много лет большую территорию владения Робина.

Чердак. Да, Робин знал: самая пыльная и ненужная комната, и зачем ее только придумали. Там вечно гнездятся птицы и живут противные летучие мыши. Хлам да пыль. Хотя, пыль там не вековая сейчас, а трехлетней давности. Как мама умерла, так туда никто и не захаживал. Робин, конечно же, знал про эту комнату. Этот дворец – его дворец. Но он не интересовался им, как полюбила его . Ему хватало библиотеки. Это он для нее сделал дверь в библиотеке, «секрет» от других. Все думали, что королева отдыхает или занимается в библиотеке, иногда с мужем – подолгу. Да, так оно и было. Но, чаще, когда она была беременной, или, когда ей было грустно, она с мужем уходили в библиотеку. А дальше она поднималась в свою комнату – рисовала, читала, спала. Она там и мечтала, как она расскажет и покажет эту комнату дочери, она была уверена, что у нее будет девочка, такое бывает. Она подарит эту заветную мечту дочери!

И вот, после уроков, днем, она сослалась на сон. Оставшись наедине с фрейлиной, она изобразила спящую. Няньки поспешили выйти по своим делам. И, как это умеет делать Элизабет, они быстро пробрались через залы на последний желаемый этаж. Как у них билось сердце! Все, что не изведано – это очень волнительно и возбуждает воображение. Они бежали, подбирая подол платья, спотыкаясь иногда, когда приходилось поправлять на бегу, переглядывались, будто они совершают что-то ужасное, а сердце билось, какой-то страх охватывал их обеих. И вот, они добрались до библиотеки. На их счастье, в комнате никого не было. Она подбежала к невидимой глазу двери, вытащила склеенные вместе три тома, нажала на кнопку. Они знали, что обратно уже им не войти, но они уже знали дорогу домой, потому что ступени вели вниз и куда же они еще могут привести, раз так и было рассчитано?!

Дверь захлопнулась сразу. Сердце забилось еще сильней. Еще бы, ей всего лишь десять, а Лиззи чуть старше. Хотя подружка и выросла, и жила в королевстве, но родители ее всегда были заняты и чепухой не занимались.

Элизабет показала пальцем наверх. Ступени были толстыми, видимо, рассчитывали на большое количество людей, которые должны были быстро бежать на разный случай побега.

Чердачная дверь была сама что ни есть простая, как в конюшне – дощатые, и закрепленные досками в виду «Z», как в сараях, пекарне, кузнице. Только внутри дворца они соответствовали содержанию.

Дверь была заперта, но только на толстую щеколду. Она противно проскрипела от ржавчины, будто была недовольна тем, что нарушили ее вековой покой. Дверь открылась легко…

Элизабет сразу же прослезилась, ей от души вторила Лиззи. Воспоминания о маме и любимой королеве заставило из ностальгировать. Они обнялись, потом вытерли друг дружке красные от слез глаза, улыбнулись и вошли. Это не была обычная комната – это было настоящее девичье царство!

Как и бывает в фильмах и сказках, там было как в самой обычной комнате. И старинный древний стол с ажурными ножками, с широкой столешницей. Девочки внимательно рассматривали его. На столе стояли фотографии: общая, где она стоит между родителями; где она младенец на руках у мамы, которую обнимает папа; вот и бабушка с дедушкой. Старая засохшая чернильница, а рядом – пресс-папье, держатель который был выполнен в виде скачущего коня; старые альбомы с рисунками кораблей, каких-то строительных планов. А вот и ваза, расколотая наверху, такой маленький треугольный «вырез», а сама ваза была изящна и напоминала фигуру девушки.

На широкой стеклянной вазе было очень много кисточек разного размера, карандаши. Видимо, кто-то из родителей очень любил рисовать. Но при ней временно забросили. А, может, мама в минуты вдохновенья рисовала. Где же ее рисунки?

Она внимательно изучила стол вдоль и поперек – под столом глядела на днище стола, это был ящик. В ящике было много разных безделушек, больше старинных и ненужных, либо сломанных: в одной коробочке в ящике стола лежали красивые разноцветные фарфоровые осколки от посуды; рядом в коробочке – скрепки, булавки, заколки; в круглой коробочке из-под конфет мама хранила разные ленточки, банты, шитье. Вот такие мелочи были в столе. Видимо, сколько воспоминаний было у мамы, каждая вещь что-то да напоминала ей, душу облегчала, настроение поднимало ей. Ведь мы, люди, всегда любим возвращаться мысленно в свое прошлое. В детство. Чем старше становимся, тем больше и больше хочется вернуться в детство, где жили любимые люди.

Что это? На самом углу, куда можно сидя опустить руки и нащупать выемку, находился маленький ключик. Для чего он и откуда?

Пришлось отодвинуть стол, чтобы найти это место. Тяжелый стол не хотел выходить из своего удобного места. Скрипя и ворча он все же разрешил двум девочкам переместить его. И тут они увидели, что ящик на самом деле не до конца был сделан, как обычно. Такой большой стол оптически был обманом. На самом деле ящик занимал только третью часть. А с обратной стороны как раз и был тайным ящиком. Вот и место для замочка. Раз, два! Ого! Так здесь и есть рисунки мамы! Так их много!

- Давай мы рисунками займемся в другой раз? – тревожно сказала Лиззи, - нас могут спохватиться!

- О, ты права! Здесь мы с тобой еще не один раз будем! Столько интересного и неизведанного. Мы с тобой потом будем осваивать медленно, со вкусом, а сегодня только осмотрим, да?

- Давай!

Они закрыли тайный ящик. Ключик установили на место. Задвинули «ворчуна». Над столом висела картина какого-то художника-пейзажиста. Она была такой старой, что под тяжестью масла ее край сверху свисал как ушко щенка. Картина была темной, а по жизни на ней – эпоха не дней наших девочек.

На потолке, как у нее в спаленке, висели подвешенные на пряже вырезанные бабочки и звездочки. Вместо лампы мама нарисовала большой круг и разукрасила его стразами, которые при лучиках солнца, которые умудрились просочиться через скудные щели заколоченного давным-давно окна, блестели и переливались радостно, будто так радовались гостьям.

А на противоположной столу стене была сказка. Мама сделала импровизированные обои из разных красивых ярких лоскутков материй. Глядя на них, можно столько историй придумать.

Вот, например, парчовый блестящий треугольный лоскут цвета молодого лимона навевает на какие-то песочные восточные сказки с непременно пустынями и караваном, может, эти верблюды и привозили на ярмарки свои замечательные ткани, может, купцы гостили у них. Мама расположила его на правом верхнем углу. На общем фоне, если присмотреться, стена была большой картиной. А этот лоскут, занимавший немалое место в углу, предположительно, было солнце. Как раз самый темный угол чердака веселил ярким пятном придуманного солнца.

Да, точно. Вот, внизу, лоскуты более темных тонов, воображай себе: речки, земля, травы, деревья…

Да мама была художницей на самом деле! Вон сколько картин и панно это на стене. Чувствуется, что эта комната была ее самой любимой, потому что это была ЕЁ комната, и она здесь создала себе мир. «Я тебе покажу волшебную комнату скоро-скоро, подрасти еще. Этот мир я хочу подарить тебе!»

- Спасибо, мамочка! – всхлипнула она.

Лиззи знала, ведь она практически была всегда при ней. Только спать уходила домой. Они были лучше, чем родные сестры!

А на полу лежал самотканный палас, который подарила маме их бабушка как приданое. Оно было такое старое, что видны были основные хлопчатобумажные нити, на которые переплетали разноцветные шерстяные. Мама рассказывала ей, как делают из овечьей шести пряжу – про кудели, про прялки, про чесалки – расчески для вычесывания шерсти, даже в деревне показала у знакомой.

Стул у стола был внушительный, как трон, с кожаным сиденьем и на спинке, тоже был тяжелый – не упадешь нечаянно, но и не раскачаешься.

А под бывшим окном была узенькая софа, накрытая лоскутным одеялом. Видимо, тоже мама из деревни привезла.

Лиззи и Элизабет влюбились в эту комнату.

Они быстро закрыли на щеколду. Попрощались до новых встреч.

Быстро спустились по широким ступеням. Последняя ступень как раз была шире других в три-четыре раза, она и была порогом, если входить с улицы.

Но не так-то просто все получается в жизни.

Девочки растерялись. Дверь была очень толстая, как во дворце, но очень простая, с той же буквой.

Как быть? Дело к вечеру приближалось, после обеда в 18 ч нужно быть готовым к ужину. А тут петух пропел. Значит, их ищут.

Хоть бы не нашли. Это не страшно, что ищут, главное, чтобы они не нашли их мир – мир, подаренный им ее мамой, .

 

Быть непоседой – огромный плюс

 

Лиззи Элизабет попросила подождать на месте, все же попытаться что-нибудь найти. А сама она побежала на второй этаж, там не было дверей, зато было окно. Наверное, со стороны двора казалось, что там еще комната есть. Хорошо продумано!

Камей посмотрела в окно, поглядела вниз. Была не была! Придется прыгать. Она спустилась к подружке. Лиззи нашла за косяком углубление, внешне оно не заметно. А туда спрятали ломик. Вот как удобно. Сначала девочки обрадовались и принялись помогать ломику справиться с его задачей. Но, видимо, еще ни разу не приходилось обращаться к двери, потому она вроде даже как будто приросла к косяку. Не поддавалась и всё тут!

- Лиззи, придется прыгать!

- Я высоты боюсь, - сказала она.

- Я – тоже. Но другого выхода я не вижу.

Но девочки так обрадовались, что они могут выбраться, что их страх высоты переборол страх последствия сбегания. Оказаться здесь надолго – страшно, потому что уже начало темнеть, без взрослых жутковато здесь, слишком много зловещей тишины.

Сначала решила прыгнуть хозяйка идеи. Элизабет долго не решалась, она просто не знала, как нужно прыгать. Она вообще выше прыжков на кровати не летала.

- Может, помнишь, как мы из окна конюшни прыгали, где сеновал был?

- Так там сено, а здесь какая-то трава и мох на стене. Противно как-то! Я так прыгну.

Но все же, когда обе вслух размышляли варианты падений, вспомнили про высоту падения, как ее сократить, пришли к выводу, что лучше свисать и прыгнуть. Так и сделали.

Так они познакомились и со злюкой-крапивой, которая нарочно выросла именно так, хорошо, что не терновник хоть, его они уже знали. А противный скользкий мох все же не показался на этот раз недругом – он мягким ковриком накрыл камни, и падать было не так больно. Для них физическая боль не казалась так болезненной, как наказание от крапивы. Они теперь поняли, почему их друзья – ребятишки, так остерегаются этой красивой травы, ведь родители за непослушание обращались за помощью именной к ней.

Конечно, дома уже начался поиск непосед. Стража уверила всех, что за пределы дворца девочки не выходили. Но и увидел их, когда искал, за углом их старый друг – охранник Вольдемар, добрейший души человек.

- Так, так! Значит, теперь вы осмотрели весь дворец и ни одна мышь мимо вас не проскочит? – улыбнулся он.

- Вы никому не говорите, пожалуйста, где мы были.

- Хорошо! Когда-то Элизабет с моей сестрой взяли меня на этот чердак. И только я смог открыть эту дверь. И больше никто там не бывал.

Девочки с гордостью посмотрели на друга – ведь теперь и он – часть их тайны.

Конечно, его никто и не спросит. Их обязанность – найти. А оправдываться будут сами провинившиеся.

Робин увидел девочек целых и невредимых, увидел ожоги от крапивы. Он понял, что девочки не натворили ничего, и он знал, что Элизабет – копия его , потому и знал, что дочь ничего неправильного не сделает.

- С тобой все в порядке, я вижу, и ты познакомилась с крапивой, видимо, спорили, кто прыгнет в нее, тот смелый, - пошутил король. – Так было?

Девочки не стали лгать, покраснели и опустили глазки. Элизабет готова была расплакаться, глазки были на самом мокром месте, вот-вот и…

- Что бы ты не делала, это – твой дом. Только будь внимательна и осторожна. Можно и в стакане воды утонуть, и шею сломать при неправильном падении даже с высоты своего роста. Словом, будьте аккуратны.

- Хорошо, папочка! А ужинать будем?

- Так тебя мы обыскали. Всё! Все ужинать!

 

Такой счастливой Элизабет себя еще не чувствовала

 

Да, после путешествия по дворцу на чердак, Элизабет опять в жизни открыла для себя новый мир – новые знания.

Она очень долго не могла заснуть, хотя она думала, что такая усталость свалит ее с ног, и она быстро заснет.

Няня заснула раньше нее. Старушка, добрая нянечка, любимая нянечка, наверное, ее бабушка тоже была такой.

И она, словно заново поставила память на просмотр фильма, своего - нового и волнительного, одного из любимых, придуманных ею – про чердак.

Подетально, как они сбежали, как они открыли дверь в библиотеке, про сильное сердцебиение перед тайной дверью, которая встретила их с жутким скрипом. Наверное, так скрипит дверь бабушки Яги.

Потом… Всё! Тихо! Элизабет стала наслаждаться «пересмотром» каждого «кадра» своего фильма, теперь у нее уже нет тайн во дворце. Все обследовано. Не отвлекайся, «смотри» дальше.

«Ох, как страшно было уходить. Дверь закрыли, тайна осталась там. Одна. К ней очень хочется возвращаться и не один раз. Ууу, даже вот бы ночью туда сходить! А, может, там кто-то живет, в моей сказке? Бррр! Страшный или добрый? Человек или чудовище? Почему сразу чудовище?! Раз чердак, то все сказки и страшилки у детей только один хуже другого, особенно, когда за костром за конюшней. Нет, там теперь живут два наших духа, мы их оставили, чтобы возвращаться к ним. Пусть живут, а то грустно без комнат, а так, как будто мы там сейчас! Ух, как страшно прыгать. В другой раз нужно прыгать и не глядеть вниз. Не так страшно – раз и всё. Правильно Лиззи сделала, закрыла глаза и не видела. Нужно поучиться у нее».

И не заметила, как она оказалась в другом царстве – дедушки Морфея.

 

Доброе утро!

 

- Доброе утро, птичка! Как спалось? – спросил Робин у дочери. – Не летала во сне?

- Нет, сегодня не летала!

- Когда будешь уходить надолго, меня просто предупреждай, чтобы не прыгать больше в крапиву, - улыбнулся папа, гладя принцессу по ее кудряшкам.

- А ты что, знал? – глаза у нее стали больше, чем всегда, из блюдец превратились в две тарелки.

- Конечно! Нянечка видела, как вы пошли в библиотеку и сразу же сказала мне. Я за вами пошел, вы так были возбуждены, когда открывали тайную дверь, что забыли об осторожности. Да и дверь плотно не была закрыта, а внешне это уже заметно!

- Ну, папочка! – нарочно надула губки и сделала обиженное личико Элизабет.

- Ладно, ладно! Зато теперь ты можешь спокойно ходить туда, когда тебе захочется и быть, сколько пожелаешь, но только предупреждай меня. Я  никогда не мешал, она сама чувствовала время.

- Спасибо, папочка! – она с разбегу обняла папу и поцеловала его в щеку. – Ты у меня самый лучший папа в мире!

Счастливый король-отец кружил дочку, пока оба не устали.

- Пойдем, завтракать ждут.

За столом уже ждали все придворные и ее любимая Лиззи, которой ее бабушка и была той нянечкой.

Каждое утро объявляли меню завтрака, обеда и ужина. А сегодня девочек порадовали народные блюда:

- «Салат из крапивы и подорожника». На обед – крапивный суп с клецками. – отчеканил повар.

 

В ночное

Первая прогулка за пределами конюшни

 

За три месяца Ангел стал для Элизабет настоящим другом. Он понимал ее и был послушным, несмотря на его внешний строгий вид и масть цвета бархатной ночи.

- Лиззи, Вольдемар сказал, что сегодня они с отцом опять на ночное пойдут. Ты бы пожелала присоединиться к ним, если они согласятся, и мой папа?

- О, это было бы здорово! Только нужно взять кофты от комаров.

Элизабет так любила всё красивое, что удивляла всех своими фантазиями. Вот, по ее просьбе, Ангелу сшили попону с капюшоном. Бабушка связала что-то вроде гетр – гольфы без носков. Потом она украшала его гриву косичками на разные лады – с бантами или лентами, то просто делала «хвосты», завязывая разноцветными лентами посерединке, даже челку не забывала и хвост. Мужественной выносил жеребец ненужности и мешалки, но что не сделаешь ради любимицы?! Терпеть и животные умеют!

Она наравне ухаживала за ним: чистила, расчесывала, мыла на реке. А у Лиззи был другой конь, и, к великой радости девочек, кони подружились и держались вместе.

К вечеру девочки были готовы. Вольдемар сказал, чтобы они из еды ничего не брали, как в прошлый раз. Все сами – уху сварят, картошечку на костре, хлеб деревенский ржаной.

Робин пожелал спокойной ночи перед уходом, помахали друг другу, и скрылись за воротами.

Много лошадей было в королевстве. Все как у людей и в их мире. Старшие кони, каким-то образом, имели влияние на молодых. С каждым днем, месяцем, годом табун становился единым организмом – послушным, добрым, надежным.

Ночь сегодня будто не хотела наступать. Когда сильно и долго ждешь, иногда так и бывает, все развивается очень медленно. А потом раз, и не заметишь, как наступило и прошло. Уж лучше, пусть не торопить события и пусть идет все своим чередом.

Вольдемар – молодой человек 15 лет, уже с 9 лет один ходит на ночное с дедушкой, сегодня решил обойтись без старшего.

Он уже развел костер, принес воды из лесного родника. И они пошли удить рыбу. Кони будто разговаривают между собой, кто по паре, кто сам по себе: фырчат на назойливых мух и мошкару, издают какие-то тоненькие звуки, ласковые, немного детские. Разговаривают.

А рыбы здесь много. Улов был отличный! Довольные, они пошли варить уху. Два пса – старый учил молодого – всегда находятся рядом с табуном, особенно, когда пастухи на рыбалке или в лесу собирают ягоды или грибы.

Вот, пока Вольдемар готовил уху, с крапивой и крупой, если возьмут из дома, девочки собрали два лукошка ягод и малины. С хлебом вместо варенья – это такое наслаждение! Завтра соберут и папе отнесут, нянечкам и остальным. А в конце лета они делают грибной суп в казане.

Ну вот, на небе звезды глядят на троицу, будто подмигивают, мол, и мы с вами! Уха! Эта не та уха, которую они едят во дворце. Это ИХ уха – самая настоящая и самая вкусная! Вместо хлебушка они едят картошечку из костра. А на чай – ржаной хлеб с ягодами. Вот этот пир на весь мир я бы повторила еще раз в жизни! Это тебе не дневной пикник, это – ночное!

Лес страшит рядом – темный, таинственный, но спокойствие табуна успокаивает. Вот они, стоят и спят, но они спят чутко. Любой шорох или взлет птицы ночной и один «сторож» тихонечко подает голос.

Лежит на земле Элизабет, смотрит на небо, любуется. Ночь такая же бархатная и темная, как Ангел. Он даже не приметен в темноте, а другие кажутся черными. Но природа есть природа и приходится терперь нечаянных гостей на лице – какие-то букашки, комары, ночью жизнь тоже есть. Нравится ей смотреть на ту поляну, где вся земля словно золотой ковер блестит, то светлячки радуются жизни. Такую красоту не нарисуешь, ее только видеть можно!

 

Странный сон несколько лет подряд

 

А во сне ей опять приснилась мама. Как она любит такие сны, хоть во сне она общается с ней. Она не верит приметам, она просто думает, что сон – это тоже жизнь, только после засыпания. Так легче жить, когда веришь в свои сказки.

- Не печалься, я всегда с тобой рядом, я всегда тебе помогаю и берегу тебя от несчастий. Каждые пять лет я меняю свой образ. Ты не заметила ничего?

Этот сон она видела не один раз, сначала она видела и радовалась встрече с мамой, потом стала удивляться, почему мама всегда снится в разных ситуациях, а слова говорит одни и те же. Где же здесь отгадка?

И вот теперь, когда она поднимается на любимый чердак, там она предается мечтам и думает. Значит, каждые пять лет мама превращается в кого-то. Но вспоминать не удалось, решила продумать про ближайший, нынешний год.

Вот хотя бы эти примеры.

Вот ведь они прыгали со второго этажа, но падать на камни даже мох не спасет, а будто на перину упали. Она обрадовалась мысли, самой первой и неожиданно стала вспоминать еще случаи.

Вот она впервые решила взять барьер, сократить дорогу на прогулку через забор выгона, бедняга Ангел сопротивлялся, но повиновался. Он вдруг как-то необычно взлетел и будто парил до приземления, и мягко встал на все четыре ноги, а ведь по идее он мог упасть, и придавил бы ей ноги.

А вот, когда собака, которая сидела на цепи, пыталась спасти своего глупого щенка, который только-только встал на ноги и ушел за пределы длины цепи, чуть не пострадал от кошки, которая подумала, что он идет на нее. И здесь резко издал звуки Ангел, и кошка от неожиданности отскочила и быстро побежала куда глаза глядят.

Так это ж Ангел!

Она резко встала, побежала стремглав по широким ступеням, выбежала во двор, и устремилась на конюшню. Ангел, унюхав запах хозяйки, до встречи издал радостные звуки:

- Ангел! Мама! Ангееел!

Ей понравилась такая версия и она будто крылья обрела. Бывает такое. Она обняла голову друга, поцеловала, и долго-долго молча гладила коня и смотрела ему в глаза. А Ангел положил ей морду на плечо и тихо дышал, иногда губами щекотал ей ладони.

 

Кто вы, незнакомка?

 

Пятнадцатилетие Элизабет отметили как очередное день рождения, ведь в королевствах принято отмечать только круглые даты, а потому этот день отличался лишь, пожалуй, тем, что многие друзья-принцы обрели смешные пушочки на подбородках, а у некоторых только-только начал ломаться голос, и это было так забавно. Уши улавливали неконтролируемые хозяевами голос перебросы, потому при разговорах речь вызвала смех у принцесс.

После завершения трудного дня, где нужно соблюдать приличия, вести светские беседы, следить за манерой и жестами, вечером молодежь высыпалась к фонтану, который располагался перед дворцом, почти у самых входных ворот.

Те, кто в прошлом году влюбились, уже смело убежали целоваться за ворота, или за кусты, в сад, где которые располагались как живые изгороди вдоль дорожки, ведущей ко дворцу от главных ворот. Им можно, им уже за 15, принцессы могут выходить замуж аж с 16 лет!

Скромные дети остались при родителях, ссылаясь на мнимую мигрень после шумного веселья.

А такие, как именинница, играли в разные игры у фонтана. Няньки принцесс сидели на длинных скамейках, которые располагались параллельно живым изгородям, следили за своими воспитанницами, иногда вели свои беседы на свои профессиональные темы. Многие из них могли похвалиться, что в своем королевстве их род служит уже несколько веков. К таким прислушивались и старались подружиться. Няня Элизабет тоже гордо смотрела на Лиззи – растет достойная смена!

Элизабет нужно было, как и другим детям, при необходимости, «попудрить носик» и она попросила Лиззи остаться, ведь это ненадолго. Лиззи растерялась, но ослушаться не могла – не няня же. Но бдительная няня следила за любимицей и внучкой. Пока она подозвала Лиззи узнать, куда ушла принцесса, она смотрела на единственную внученьку, гладила ее по головке, и, автоматически, это обязывала ее работа, поглядела на лестницу, ведущую во дворец. Элизабет она не увидела. Значит, она уже во дворце. Скорость ее часто побеждала в играх с детишками, потому она не удивилась, видимо, так сильно нужно было ей сбегать домой. Что ж, бывает.

Когда Элизабет уже бежала в сторону входных дверей дворца, она столкнулась с приятной молодой незнакомкой. Гостья опоздала? Кто же она?

- И не мучайся, не угадаешь!

Элизабет от страха, удивления потеряла дар речи, резко остановилась, разинув рот, и вопрошающе смотрела на откуда-то появившуюся незнакомку:

- И не бойся меня!

- Вы кто? – только и смогла прошептать она.

- Я? Да я самая обычная фея. Твоя крестная, можно сказать.

- И давно вы… - девушка не смогла дальше придумать быстро подходящее слово для завершения вопросительного предложения.

- У овдовевших королей маму заменяем мы, начиная как раз с пятнадцати лет. А до этого девочки воспитываются нянечками-гувернантками, учителями. Мы только следим в это время за вами. С годами девочки начинают все больше и больше тосковать по мамах, особенно, когда выходят замуж. Ведь в замужестве тоже не всегда все сладко и гладко, ты ведь понимаешь, о чем я?

-Да.

- Тогда мы и помогаем…

- Как?

- По-разному. Иногда достаточно принести добрые и красивые яркие сны, после пробуждения такой сильный настрой на весь день, а иногда и плохие сны, чтобы дети не забывали, что в жизни есть и опасности, которыми нельзя пренебрегать, и нужно быть осторожными. Потому что всегда не бывает так, чтоб все было хорошо. Особенно это нужно принцессам, которые живут в комфорте и не знают настоящей жизни. Потому наши феи существуют только для принцесс. А порой мы помогаем глупеньким…

Она посмотрела в глаза Элизабет, которые уже стали увеличиваться больше и больше:

- Ну, к примеру, тогда периной была я, а вот крапивой я слегка наказала вас. Нельзя же быть такой безрассудной! А ведь могла серьезные травмы получить! Да еще и не только ты, ведь ты взяла с собой преданную подружку, которая тоже могла пострадать!

- О, да! Вы правы, не подумала. Любопытство взяло верх, и я уже не думала ни о чем больше, как добиться цели!

- Цели нужно добиваться, обязательно, на том растет наша жизнь: мы двигаемся вперед. Но, ставя цель, нужно думать о задачах, которые нужно достичь эту цель, предвидеть и взвешивать. А потом, детям нужно слушаться старших и советоваться с ними, ведь родители – это твои первые друзья!

Элизабет собрала губки в цветок и насупилась виновато.

Фея погладила по головке:

- Прелестное ты мое дитя! У тебя большое и доброе сердце. Но береги себя, ведь тебя любят столько людей, не огорчай их, а радуй! У меня много дел, потому, если тебе вдруг будет очень плохо, ты просто позови меня. А я, в свою очередь, буду чаще посещать тебя, ты и не будешь знать, это моя обязанность.

Фея протянула руки девочке, а Элизабет быстро обняла крестную, и на душе ей стало так хорошо, ей казалось, что ей так хорошо было только с мамой! Фея чувствовала это и улыбалась, продолжала гладить по ее шелковистых густым черным кудряшкам, она тоже была очень счастлива – своих подопечных она просто обожала: скромных и бойких, умных и не очень, добрых и капризных, ласковых и «колючих». Она просто любила всех детей, какие они были, а незаметно направляла их у нужное русло, воспитывала незаметно. И радовалась результатам – все ее принцессы выросли, стали отличными женами и жили долго и счастливо. При этом, у сирот или полусирот рожалось детей намного больше, чем у других, и дети тоже росли счастливыми – пример родителей очень заразителен!

- Ну, беги, тебя там нянечка ждет, начнет беспокоиться, старенькая она уже, пусть посидит, ноги побережет, она ведь, как ты родилась, и днем, и ночью, когда королеве положено спать, сидела сначала возле зыбки, потом на стульчике у кроватки, представь, не спать, сидеть не на кресле. Ведь кресло располагает человека и клонит ко сну. А ты росла непоседой, сколько за тобой бегать ей приходится! Теперь твой черед заботиться и о ней, и о Лиззи, ведь она тоже везде с тобой, и ей приходится быть послушной тебе. Она даже и не знает, что можно отказаться, потому что она растет няней для твоих детишек.

- Да?! А я и не догадывалась даже! Как здорово, я так ее люблю, и она будет со мной вечно!

- Не всегда вечно, - улыбнулась фея, - ведь ты ее выдашь когда-нибудь замуж, и придется смириться с этим, ведь она будет чаще с мужем, пока жива твоя бабушка, а потом уже станет нянечкой твоим детишкам, а ее дети – друзьями твоим.

- Вы такая умная!

- Тоже была когда-то ребенком, тысяча триста лет назад…

- Сколько?

- Не ослышалась ты, - улыбнулась в ответ Элизабет крестная, - мы медленно растем. У нас каждые пятьсот лет приравнивается десяти годам человеческой жизни.

- Так вам, выходит, чуть больше двадцати?

- Ну, как видишь, и выгляжу по-человечески.

- А вы тоже можете превращаться в колдунью, в животных, как в сказках?

Фея неожиданно захохотала так заразительно, что и девочка стала смеяться от всей души:

- Нет, что ты! Феи только сами могут превращать, и то, только предметы, а не вредят людям, как ведьмы. Помнишь ли ты вашу соседку, которая была когда-то золушкой, так это моя мама и была ее крестной. Мы просто незаметно помогаем людям.

- Ох, я, наверное, опоздала! Я так долго с вами пробыла, но теперь так счастлива!

- Не беспокойся, нянечка уже три раза заходила сюда и, увидев тебя со мной, спокойно возвращалась к Лиззи. И я очень рада тебе, девочка ты моя!

Они еще раз обнялись, и девушка побежала, и, когда она обернулась, чтобы помахать фее, она уже будто испарилась.

«Фея же, может позволить!» - улыбнулась Элизабет.

И этой ночью ей приснился самый волшебный сон из всех, которых она помнит. Где-то в загадочном месте, в каком-то чудесном саду с необычными цветущими деревьями с разноцветными нежными цветами на них – салатовые, белые, розовые, оранжевые, словно деревца надели ажурные наряды. А цветы в этом саду были намного ярче цветков, что на деревьях, и с самыми необычными формами. Сад был настолько неописуемо блистателен, что этот очаровательный пейзаж запечатлелся ей навсегда. И, когда она выходила замуж, то позже она создала почти такой же сад – цветы привозили ей короли, и она заказывала незаметно слугам тех королев, и, когда они еще наносили визит, то Элизабет замечала, как из багажных карет выносили коробки со цветами. Ведь короли не контролирует вывоз багажа. Раньше все было проще, потому что дружба была сильней зависти и ревности, которая порождает вредительства, черную магию, вражду, войны…

Так, фея сделала ей первый, и самый запоминающийся подарок – волшебный сон. Ведь во сне мы можем оказаться там, где бы никогда не побывал и не видел такой красоты, которую дарит тебе фея.

 

Лиззи заболела

 

Уже пушистая зима на дворе. Слуги по приказу короля убирают снег только там, где ходят люди. Ведь так прекрасно, прогуливаясь на длиннющих балконах и смотреть деревья, словно в песцовых шапках, будто важно смотрят на своих «детей» - кустики, на которых снег лежит как кругленькие шапочки или квадратные беретики – смотря какие кусты как пострижены. И снег, словно белый ковер, расстелился по всему периметру сада. А как глаз радуют свиристели с забавными хохолками, а эти красногрудые снегири, которые борются за ягоды рябины с этими свиристелями.

Порой, прогуливаясь вдоль дворца, на земле можно увидеть опавшие семена осин или берез, листья – словно мазки на снегу.

А в сосновом радуют глаз веселые белочки. Для них и птичек везде сотворены заботливыми руками плотников кормушки. Идешь, и любуешься, как в домике-теремке на этажах белочки спокойно поедают еду, а довольные воробушки после старших птиц доедают остатки круп.

Однажды, прогуливаясь с Лиззи, они решили взять салазки и с другими детишками спустились к речке. Дети слуг и деревенские, давно привыкшие к ним, были с ними наравне и попадало девочкам, как и всем. И снежок, брошенный кем-то нечаянно и в лицо залетит, и за шкирку, ведь пальтишко может распахнуться, не до этого, игра важней. То на горке толкнут, нет, нарочно никто никого и никогда не делал другому больно и не вредил специально, дети есть дети. Никто тогда и не вспоминал, что играют с детьми из королевства, потому что правильно воспитанная матерью при поддержке отца, и продолжила традиции няня и окружение, никогда не задавалась и не напоминала о себе.

После очередной такой игры на следующий день няня сказала, что Лиззи не сможет выйти даже к ней, потому что у нее заболело горло. Ведь Лиззи, как и другие закаленные деревенские и дворовые детишки, вместо воды ела снег. Элизабет повезло, выходит, потому что попробовала снег, он ей просто не показался водой, и ей приходилось лучше помучиться и доиграть в бегах и поту, чем ест снег. Она решила, что дома с удовольствием выпьем три кружки чая с любимым медом.

Ах, бедные мои девочки! Лиззи и Элизабет! Как они тосковали друг по дружке. Принцессу словно подменили – она больше проводила время в своих покоях за чтением книг. На чердак она зимой не ходила – нежилая часть дома не отапливалась. Но она просто просила разрешения сбегать, поздороваться с комнатой, и обещала не задерживаться. Так оно и было. Она попросила папу убрать доски с окна, потому что ей хотелось, чтобы комната мамы всегда была светлой!

Так, неделю провела принцесса за чтением книг, за скучной однообразной пешей прогулкой по саду, за воротами, даже играть с другими детишками как-то не пошло.

Лиззи передавала приветы и ответные рисунки принцессе, а подружка писала ей трогательные письма, и в конце желала скорейшего выздоровления.

То ли сильное желание Элизабет и тоска по ней Лиззи, то ли от добрых слов переписки, как-то магически действовали на обеих, и нянечка заявила, что внучка быстро пошла на поправку, и она скоро может сделать визит в комнату к Лиззи, но ей пока после болезни еще нужно полежать – прийти в себя: попить куриного бульона, пить чай с медом и лимоном, или с малиновым вареньем.

Но вот прошли две недели, а подружка все не поправлялась. Даже бульоны ей надоели. Доктор сказал, что у него нет такого лекарства от ее непонятной болезни.

- Ваше величество! Я – потомственный народный лекарь, но получил образование, что помогает мне делать новые лекарства или усовершенствовать старые рецепты. У меня в одном лесу живет моя родная сестра, лес этот не простой, а волшебный. Там растут невиданные и неслыханные травы и ягоды, деревья и кусты, и многие из них – лечебные, что она только одна на свете знает все травы от разных болезней. К ней едут за помощью отчаявшиеся люди, которым требуется реальная помощь. Много людей спасла она. А у него закончились запасы, съездить к ней нет возможности, потому что нужно быть рядом с больной девушкой. Я тебе скажу, как туда добраться. Ты должна пройти сначала компотную реку, потом молочную речку, и, как перешагнешь кисельный ручей, увидишь рябину. Подойдешь к ней, и скажешь:

Рябина-девица – леса краса,

Пусти в лес скорее, с добром я пришла.

Мне нужно помочь поскорее Лиззи,

Тропу подскажи и к старушке веди!

- Я запомнила, доктор! Папа! Папа! – Элизабет побежала к папе.

Она рассказала папе о своей цели, этим предупредила, что она не совершила побег. Папа знал, что Каролин бы отпустила дочку, ей они доверяли, и она росла уверенной девушкой.

 

 

В путь!

 

Наутро было приготовлена целая сумка с едой и чаем, приготовили теплый плед, от подушки она отказалась – ведь сколько они спали на земле без подушки! А плед – кстати, ночью холодновато.

Потом всей гурьбой, кроме Лиззи и ее бабушки, проводили ее до ворот, где ее уже ждал Вольдемар с Ангелом. Она обняла всех, ловко вскочила на коня, помахала рукой и улетела в сторону моста.

Она несколько раз поворачивалась, чтобы помахать, и, пока она не стала зрительно уменьшаться за мостом, все загрустили. Ведь они какое-то время будут скучать без любимой щебетушки-веселушки. А, когда слух обошел всё королевство и деревней, все мысленно желали ей счастливого пути и скорейшего возвращения. Больше всего молилась Лиззи – она просто любила ее и переживала, что из-за нее пришлось принцессе оставить свой родной дом!

Долго ли, скоро ли она скакала, не знает, но она умеет чувствовать Ангела. Он мог часами скакать – молодой, живой и всегда бодрый, но и, как все живые существа, умеет уставать.

Конечно, она взяла с собой схему, которую начертил ей доктор – куда нужно направляться, выделил просто основные ключевые места. Например: на карте был нарисован за мостом треугольник. Это, как сказал доктор, плоский большой камень на земле, чем-то напоминает треугольник. Они это проскакали, но это не близко совсем. Привал они сделали между камнем и черточкой, почти на повороте, у реки – чтобы Ангел мог водицы напиться. А черточка – это за поворотом по дороге налево, и там будет стоять старое засохшее большущее дерево, которое стоит уже несколько веков.

Она расстелила платок, как они делали в ночном, выложила кусок хлеба, чай и принялась есть. Элизабет представила мысленно всех, пожелала им здоровья и принялась есть. Крошки с удовольствием растащили мужественные трудяги-муравьи, которые, оказалось, жили неподалеку, на окраине леса стоял большой муравейник. «Как мой дворец!» - мечтательно вспомнила принцесса.

Назойливые комары, мушки с удовольствием изучали красавицу на вкус, как не «аплодируй» им, всё равно не избавишься от всех.

Лесные птички издавали свои песенки и наслаждались тем, что хоть какие-то новые слушатели появились, так они от всей птичьей души пели, что один самый молодой певец чуть не слетел с ветки: он старательно вытягивал шейку, потому что он пытался одновременно петь и наблюдать за Ангелом и Элизабет: заметили ль они его. «Они не видят тебя, пой и крепче держись, глупенький!» - ласково шептали ему старшие.

- Ну, дружок, пошли дальше?

Она собрала свой «стол», и решила немного пройтись, ведь столько часов она сидела на коне, потом на земле. Да и Ангел пусть налегке пройдется, траву пощиплет.

Долго ли шли, неизвестно, но вот до поворота они дошли быстро. Ведь по самодельной схеме не видно, да и не нужно это, самые главные подсказки обозначены, что и нужно. Она благодарила мысленно доктора за эту идею, ведь без подсказок они бы еще долго искали: ни деревень рядом, все королевства были видны очень-очень далеко, за рекой и лесом, как, впрочем, и полагается.

- О, смотри, не то ли это дерево виднеется?

И так получилось, что это дерево словно первым открывал вход в лес.

Элизабет подошла к нему – величавому старику – он был великолепен даже без веток. Она подошла к нему, погладила кору, закрыла глаза. Пальчики ее нащупывали то глубокие ущелья и горы, то шершавые поверхности воображаемых холмов и плоскогорий. Принцесса была очень впечатлительной натурой и большим воображением (как они с Лиззи любили придумывать истории про принцев и другие королевства, или, лежа не траве в ночном, представляли крошечные страны, где эти травы – деревья, стрекозы – принцессы, кузнечики – принцы, все, как у людей). Она восхитительно рассказывала и невероятно красиво рисовала, даже не так, как учили ее лучшие преподаватели-художники. Облака у нее непременно всегда улыбались: кто был в шляпе, кто в цилиндре, но в ее мире фантазий не было королевств. И деревья тоже имели свои эмоции, ветки-руки. Реки были кудрявыми, травы получались пушистыми или шелковистыми у речек, будто они были началом эти речейков.

Она закрыла глаза и вообразила себе его живым, каким только могла представить себе. «Эх, жаль, что оно засохло, наверное, дерево было очень величественным!»

И, о чудо! Будто дыхание она почувствовала, а звук, который Ангел издавал обычно, если чему-то удивится, вернул ее из мира мечты, и она открыла глаза. И, оказывается, и рот.

- О, какое ты чудесное! Великолепное и могущесвтенное! – вслух выразила свое восхищение, и даже слегка прослезилась.

- Это тебе спасибо, милая моя девочка! – Элизабет обрадовалась, когда увидела рядом фею. – Никто еще не обращался с ним как с живым существом. А засохло оно не по своему возрасту, жить ему еще много. Просто оно мешало проходу карет и всегда в его сторону говорили: «Да чтоб оно засохло, что ли! Спилить проще будет!» Так и стоял несколько веков, никто и не думал спилить, объезжали и сделали другую дорогу. А печальный дуб так и грустил, пока не появилась ты и не вдохнула в него жизнь!

- Это дуб? Мне доктор сказал принести несколько трав и кору дуба! А как теперь взять, он ведь – живой?

- А мы его попросим.

Она подошла к нему и что-то ласково шепнула на ствол. И дуб легко отделил от себя полосочки коры, будто линяет, а на место выпавших вмиг выросли новые «холмики».

- Спасибо, фея! Спасибо тебе, дуб!

Дуб прошелестел листьями так, что даже стало прохладно – постарался ведь быть взаимным. А феи и след простыл.

 

Идем дальше

 

- Так, что у нас там дальше? Во! Нужно дойти до компотной реки. Это уже все в лесу будет, Ангел! – и она ласково погладила его шею, морду. Какое-то время они шли пешком, конь, как послушная собака, молча шел рядом.

- Как жаль, что только на бумаге все близко. Еще бы, а то б мне пришлось свиток большой нести с собой, - успокаивала себя девушка.

Уже темнеть начало, а реки не видно. Значит, нужно думать о ночлеге. Как там Вольдемар учил? «Безопасные места – близ кустов, они – как заборы, как домики, подальше от воды – там комаров полно. А кустиков, оказывается, не так-то и много в лесу. Пока они шли, лес становился темнее, казалось, что они не найдут конца, будто лес бесконечный.

Наконец, впереди что-то выделялась в темноте. Подойдя поближе, она заметила небольшие по высоте камни, как маленькие горы. Когда они прошли за первый камень, оказалось, что за ним стояли другие. В схеме они такого не видели. Заблудились? От этих мыслей ей стало неприятно и даже холодный пот проступил по спине.

Оба уставшие, решили переночевать между ними. Она присела отдохнуть, чтобы немного перекусить, да не заметила, как крепко заснула.

Утром она вскочила на ноги, потому что Ангела рядом не было. Огляделась и услышала фырканье – так кони и коровы едят траву. Элизабет пошла на звук, пробираясь, как по лабиринту, чему она очень удивилась, нашла-таки его, мирно завтракавшего у какой-то реки.

Оглянулась, гор как ни бывало. «Вот он, волшебный лес!» Смекнула девушка, и поспешила к реке. Река была такой бурной, что даже местами пенилась красиво: «Какая красота! Вернусь, обязательно нарисую этот пейзаж с Ангелом!»

Присела и решила почерпнуть мутноватую воду. «Так мы дошли-таки до компотной реки!» Она обняла Ангела за шею и сказала:

- Я тоже позавтракаю и компота попью!

Развернула «скатерть-самобранку» и стала наслаждаться соединением с природой. Здесь было такое изобилие разных ягод, что она, даже не вставая, сделала себе самый вкусный на свете бутерброд – на хлебе придавила несколько ягод и ела от души. Даже постеснялась, что нечаянно чмокала от такой вкуснятины.

Вспомнила про Вольдемара, это ведь он их научил как дружить с природой. «Мда, мои запасы не бесконечны, потом что-нибудь придумаю! Вольдемар говорил, что природа не даст умереть, если правильно обращаться с ней и знать про съедобные растения, ягоды и грибы! Не помрем с голоду! Хорошо, что Ангел сам себе находит еду!» - думала принцесса.

Крошки уже подбирали чудные жучки и какие-то неправильные муравьи – все они были разноцветные и яркие, как цветы и ягоды в этом лесу. Травы тоже напоминали маленькие деревца с ажурными листьями, будто кем-то связанные: широкие и плоские, как кружево, как или наоборот, пухленькие, как у толстянки, либо удлиненные и острые, как осока, но при этом между ними тоже были ажурные переплетения. И сам лес тоже был странный – деревья не хотели подчиняться общим законам природы – здесь росли вперемешку разные многоярусные деревья и кустарники, некоторые из них она видела впервые.

«Так, не отвлекаемся! Идем дальше! Привыкай! Нас ждут дома!»

Она поела достаточно, убрала остатки еды.

Теперь они не шли, куда глаза глядят, и Ангела будто кто вел вперед, и она послушна шла рядом с ним.

 

«За компотной рекой будет молочная речка»

 

Еще одна ночь прошла. Утром запасы еды остались только для обеда. Нужно будет по пути подумать и собрать травы для чая и грибы.

Она уже поняла, что в лесу трудно найти сухой хворост, поэтому с первых же дней подбирала всё, что пригодится для костра – веточки, палочки, бересту нашла от березки, кто-то лес рубил в самом начале. Спасибо Вольдемару за науку!

Вдруг, Ангел резко остановился и прислушался. Потом повернул морду к Элизабет, будто он что-то хотел сказать или предупредить. Когда она решительно пошла вперед, он ухватился зубами за ее косу, она остановилась.

- Что-то случилось? – она вспомнила, как друг говорил, что кони – умнейшие животные из домашнего скота.

Не успела она сказать, как, один неосторожный шаг в сторону, и она…

- Где я? – спросила себя шепотом принцесса, когда очнулась. Она подняла голову на свет. Яма была не настолько глубокой, но вот выбраться было практически невозможным. Наверху беспокоился Ангел – он ржал, будто кого звал на помощь.

Девушка не стала паниковать, как полагается девочкам, вспомнила, как Вольдемар учил: «Ни в коем случае – не паниковать! Включайте башку – и первая мысль будет правильной!»

- Фея! Помоги нам!

- Ты угодила в старый заброшенный капкан, который был накрыт еловыми лапами, внешне и не подумаешь, что это ветки, а на старый мох похож. Ты цела?

- Да, как Ангел?

- У него все нормально. Что ты там видишь возле себя?

- Ничего особенного, за что можно бы было цепляться!

- Таак, а вот теперь внимательно еще раз руками пройдись, может, что-то за заметишь и сразу же мне скажи.

Элизабет пощупала стены колодца, внизу…

- Да, здесь есть немного корня от дерева.

- Вот и хорошо! Встань на него и держись за стену, сейчас подниму тебя.

Невероятным образом корень медленно стал подниматься наверх, и, чтобы не отступиться, она держалась за стены.

- Благодарю вас, фея! -  она обняла ее так крепко, как умела, потом Ангела. Он радовался, как ребенок, топтался вокруг нее, будто хотел тоже обнять ее.

- Ну, теперь у меня дела в одном королевстве. Там мальчик родился, нужно поприсутствовать. Но ты про меня никогда не забывай! Зови всегда!

Попрощавшись, они продолжили свое интересное путешествие. Ей это стало нравиться – будет что рассказать всем дома!

- Что бы я делала без тебя? С тобой не одиноко и спокойно! Ты – мой настоящий друг! – и она потрепала его холку, в задумчивости заплела зачем-то косичку. – Пора, пошли.

Шли они не так, чтобы долго, потому что они удивлялись красоте невиданного леса, слушали прекрасное пение пташек, но противный на слух ухающий аккомпанемент совы немного щекотал нервы, значит, они в дремучем лесу, в самой глуши.

Какое-то время они шли и не заметили, как они поднялись. Она выронила нечаянно брошку Лиззи, которая дала ей, чтобы не скучала, а, когда подняла, увидела за собой не лес, а то, что ее еще сильней удивило -  они, оказывается, шли на гору, но каким-то невидимым подъемом. Даже Ангел, было заметно, слегка был встревожен.

- Как так?! – только и смогла отреагировать принцесса на чудеса.

Теперь перед ними открылась, казалось бы, бесконечное поле, сплошь разукрашенное еще более причудливыми растениями и цветами, некоторые из них были размером с Ангела, даже он удивился. Они стояли и любовались красотой.

- Прямо как в сказке! – воскликнула девушка. – Вот бы Лиззи это все могла увидеть, она бы и без лекарств вылечилась! – посмотрела на брошь подружки, погладила огранки, как будто по голове, когда та лежала в кровати.

Недолго они шли, как услышали журчание небольшой реки. «Может, мы дошли, наконец?» - мелькнула мысль в голове красавицы.

На нее садились разнокрылые бабочки, жучки жужжали прямо под ухом – они всё думали, показалось им или нет, что в их королевстве появились два существа: этого существа вместо крыльев – прутики, которые сломались посередине, но держатся как-то и даже вертятся, движутся, а на конец палочек – веточки очень коротенькие, и тоже могут изменять положения. Смешно! А это диковинное создание – ни жук большой, ни паук – только четыре ноги, а это и вообще на двух! Как не падают?! Неудобно же! Тот, кто на четырех, не дает познакомиться и вечно машет метелками, как у некоторых растений здесь, похожими на ковыль, сзади и спереди, даже зубами пытается укусить их.

Удивилась Элизабет только тому, что они, наконец, на сей раз без приключений добрались до молочной речки.

У нее остался запас хлебушка. Она просто расположилась прямо на мягкой траве, которая услужливо превратилось в коврик, и принялась макать в молоко и есть. Как они любили так делать в ночном: в широкой кружке, которую она и взяла в поход, наливали молоко и макали хлеб. А на природе всё как-то вкусней выходит!

Пока Ангел пил молоко, она прилегла – пусть вдоволь напьется, когда еще до кисельной дойдут. Она не видела, чтобы лошади пили компот и кисель, вдруг откажется. Хотя компот он слегка попил.

Странно всё тут – вон, все облачка постоянно превращаются во что-нибудь, успевай только угадать. Была улиткой, вдруг стала собачкой, потом и верблюд. Чудеса и только!

Ладно, пора.

 

Кисельная речка

 

Ну, даже как-то скучно ходить по такой красоте, надоедает, ко сну клонит. Казалось, ни конца, ни края теперь нет с того места, откуда они пришли.

Вдруг, впереди Ангел, который выше ростом, узрел что-то непонятное, слегка похожее на груду булыжников, аккуратно сложенных друг на друга. Вроде, ограждение какое?

Он издал звук предупреждения. Элизабет уловила направление его глаз, несколько раз подпрыгнула, чтобы увидеть. Увидела. Ноги их сами понесли к этому месту. Наконец-то, какое-то разнообразие!

Сначала, когда они стали приближаться, подумали, что это какой-то колодец. А когда подошли, то увидели, что этот колодец закрыт ветками.

А когда она убрала их, то опять удивились – это была лестница, которая вела куда-то вниз, и там, как ни странно, было очень светло, как здесь!

Ангел не умел спускаться, поэтому очень много ушло времени на то, чтобы научиться спускаться. Поначалу и коню было страшно делать первые шаги вниз в неизвестно куда, да и таким образом. Но умный конь не показал виду и быстро научился – нужно только не перепутать, когда куда ставить ноги передние и задние.

Элизабет заботливо шла рядом, спускаясь задом наперед – людям это не сложно, поддерживая и утешая друга. А, когда они достигли земли, повернились.

С виду – обычное прилесье. Вот полянка, на которой они стоят, за какой-то речушкой – лес. Она повернулась, чтобы погладить Ангела, увидела, что лестницу будто испарилась. Дело в том, что на самом деле лестница никуда не делась, просто это необычная лестница – по ней можно только спускаться на эту поляну. А обратно – нельзя, потому и не видна. Видимо, домой придется возвращаться другой дорогой. Не было так страшно уже, ко всему привыкаешь, да и, кажется, речушка эта и есть кисельная. Да и бабушка подскажет путь домой.

К великому сожаленью, она не переваривала кисель, как любила его Лиззи. «Ох, как бы обрадовалась подружка, здесь киселя – целая речка!» - заботливо подумала она о ней.

Когда они подошли к мосту, мост поднялся и завис в воздухе. Как такое возможно?!

- Фея! Ты здесь?

- Да, я уже дома. Да, я поняла. Ничего страшного нет. Просто нужно уважить хозяйку этого королевства природы и угоститься кружкой вкусного киселя! И все дела! Ну, я пошла дальше!

Подавляя в себе брезгливость, и, чтобы не выглядеть капризулей, она с улыбкой захватила целую кружку киселя и выпила его. Невероятно, в ее королевстве не умеют так готовить, это настоящее наслаждение. Неожиданно для себя она повторила. Это и хорошо, ведь запас еды у нее иссяк, а кисель – не вода, утолил голод немного. Ангел всё же принюхался, но пить отказался. Это его лошадиное право!

Они благополучно прошли через мост и оказались на другом берегу. Здесь природа совсем другая.

Все цвета здесь пастельные – очень непривычные для глаз. Всё нежно-голубое, нежно-розовое, словом, нежно-разное. «Вот, вернусь, попрошу художника показать, как нужно смешивать краски, чтобы сделать их нежными. Я, конечно, думаю, что нужно больше белого цвета смешивать с основными, но вот в какой пропорции – не знаю».

А вот в остальном лес как лес – те же могущественные дубы, березки в белых сарафанчикам, стройные пугливые осинки, только все они пастельные, но рябинки пока не видать. Ягоды тоже такие, она попробовала на вкус – точь-в-точь, как дома.

«Надо грибы найти и собрать!»

Войдя в березняк, она, кроме подберезовика, не нашла. А то и понятно. Вот болотце, на нем и подосиновики, вот и сами осинки.

Нет, губчатые сложнее готовить, нужно пластиночные искать. Вольдемар сказал, что самые вкусные для жарки – это сыроежки. Как-то Лиззи хотела подобрать и съесть сыроежку, ведь он так и сказал. Но друг быстро предупредил жестом, что их нельзя так есть. Ведь это в далекие времена, кто воевал, и оказывался в лесу, или заблуждался, будто ели эти грибы в сыром виде, потому их так и прозвали. Но на самом деле нельзя так есть.

Она вдоволь наелась лесной клубники, малины, позже костянику с ежевикой. Но все же кисель – не хлеб, а ягоды – не каша, принялась искать сыроежки.

И через некоторое время в ее сумке оказались фиолетовые, жёлтые и розовые сыроежки.

Вечерело. Они легко нашли место: в лесу, как оно и бывает, нашлась большая полянка. Там же и кусты были, как в ее королевстве. Ангел щипал траву. Элизабет разложила, как учил их Вольдемар, всё, из чего состоит костер. Грибы она помыла в обычном ручье, который течет недалеко от их привала. Нанизала на палочки.

Теперь нужно разжечь огонь. Достала кремень, которые ей дал на время друг, и легко разожгла костер. На него стало слетаться всё живое, и быстро улетало – красота может таить в себе много опасностей. Зато теперь не донимает мошкара и комары. «Эх, сюда бы еще и картошечку».

В кружке она заварила чай из трав – душистая матрешка («душица» и есть, у них в королевстве она называется «матрёшкой»), чабрец-богородица, цветки ромашки, тысячелистника и клевера красного.

Когда она ужинала, то представила себе своих друзей – как бы они ее сейчас похвалили! Спасибо другу, столько всего знает она благодаря ему. Потом она всё-всё-всё расскажет всем!

 

Вроде, все этапы пройдены

 

Она выспалась, была теплая ночь, плед и не понадобился. «Интересно, столько дней в пути, и ни разу дождя не было в волшебном лесу. Как же всё растет? Буду думать, что так положено».

Элизабет убрала за собой, потянулась и позвала коня.

Ангел послушно шел рядом или иногда отставал. А потом несется к ней и ржёт, как жеребенок малый!

Элизабет была так рада, что уже пройдены «экзамены», как она назвала этапы. Теперь…

 

 

Что это такое?

 

Вдруг всё кругом засверкало разными яркими цветами, как будто взорвался один большой снаряд с фейерверками. На фоне нежности было слишком контрастно, и даже больно глазам. Она закрыла глаза автоматически, и, после того, как так же внезапно прекратился грохот, принцесса открыла глаза.

Будто и не открывала. Ни зги не видеть – сплошная мгла: ни хотя бы звезд и луны!

Ангел забеспокоился и стал искать Элизабет, а она направилась медленно в его сторону. Вот, наконец, она нащупала его морду, он от радости закивал мордой. Что делать? Как быть дальше? Она так и стояла, обняв коня. Так им было спокойно.

Потом так же неожиданно вдруг все исчезло, будто их временно накрыли чем-то.

И перед ними встала картина удручающего вида. Так же ярко светило солнце, но вместо леса стоял другой. Казалось, что кругом всё обгорело, но при этом на чудовищных черных деревьях были обычные листья, такая же зеленая трава, то, что летало, было черным. И птицы пели очень скрипуче, что резало уши, противно, хоть уши затыкай.

Пока они стояли так в жутком изумлении, позади послышался голос – прямо будто за ним. Оглянулись, никого.

- Элизабет, ты мне очень понравилась, и я хочу сделать тебе предложение. Если ты останешься со мной навсегда – ты будешь жить в наших сказочных лесах, будешь моей королевой и повелительницей природы, будешь колдуньей и жить бесконечно. Если ты откажешься, то я тебя все равно не отпущу, и будешь отправлена в темницу. Там тебе не будет скучно. А коня я не отдам тебе! И фея тебе не поможет – это мои владения, а она из светлого мира. Вот так! Думай!

Когда он произносил первые фразы, она поняла, что звуки идут снизу – перед ней был красивый стройный карлик. Он так хотел произвести впечатление на нее, что ему не стоило труда превратиться в одного из своих пленников. А их у него осталось только двое. Пока он взял образ первого, ему показалось, что девушке понравится его лицо, и она сразу же согласится. Но вот одно есть «но»: он никогда не будет иметь нормальный рост. Добрая повелительница доброго мира так рассердилась на него за то, что он пренебрегал ее просьбами с детства не шалить с огнем, а он по натуре своей такой – все делает наоборот. Ни родители его, ни окружение не могли повлиять на него – он находил все больше ухищрений и повода, чтобы навредить.

А, когда у него от горя умерли родители, то его бабушка в сердцах прокляла его: «Чтоб глаза мои тебя никогда не видели! Чтоб ты не вырос, а то столько беды принесешь!» Как он исчез, никто и не знает, да и не страдают от этого. От этого он стал еще злей, поджигал стога сена, зерна в амбарах. Тут тогда и решила навсегда избавить народ людской от пакостника – отвела его далеко от всего мира – на край света. Даже там он пытался поджигать – находил и придумывал свои способы. Тогда уставшая от него повелительница попросила сестру – Огненную царицу – сжечь весь лес, но оставить его живым. Чтобы только цвет был темный, а остальное все – живое. А то, пролетая над владениями, не хотелось бы видеть обгорелые леса, а листва надежно скрывает их от взора справедливой повелительницы.

Как вы поняли, Элизабет сразу же отказалась – выбора у нее не было – и так, и так быть у него. Даже не в гостях. А пленницей.

Корявые слуги отвели ее куда-то внутрь королевства, и, чтобы они не обращались с ней грубо, шла послушно. Они просто открыли дверь, и она зашла внутрь. А обычно другие начинают паниковать, их приходится бросать прямо по ступеням вниз.

Темница имела небольшого размера помещение, вместо окошка, которые, к счастью, хоть имелся, был высоко и даже без решеток – потому что туда могла только разве что кошка пролезть. Двери были похожи не калитку. Она стала исследовать помещение.

Теперь поднялась, чтобы посмотреть, что находится за ней. Еще много раз она будет говорить спасибо Вольдемару за советы, за рассказы, за науку!

Факелы освещали где-то далеко, судя по разговорам стражи, далеко. Значит, там где-то выход. Напротив – дверь, расстояние близкое, но есть там кто или нет – не понятно.

Спустилась и легла на солому, которая была на полу. «Сюда бы плед хотя бы! – подумала она, - пообедать не помешало бы! Где мой Ангел-хранитель?!»

А коня отправили в конюшню к другим. Конюшню не охраняли, но коней выводили периодически. Ангел был большой умница, а потому он «охотно» подчинялся всем, кто его запрягал.

Лежать долго не пришлось, как оно и бывает, принцесса оказалась гостьей в доме у крысы. Умное животное, которое откуда-то взялось, глядело прямо в глаза девушке. Добрая Элизабет совсем не испугалась ее, ведь у нее дома были одомашненные крысы, и она их любила. А потому и знала их повадки. «Значит, где-то здесь есть дыра. А крысы не живут в закрытых помещениях, значит, она имеет несколько проходов. Надо с ней познакомиться. Жаль, что угостить нечем». Она вспомнила, что у нее есть кора дуба. Раз оно лекарственное, значит, можно употреблять как пищу. Но сразу же засомневалась, ведь она не знала, можно ли так просто жевать, и для чего вообще оно применяется. Не пойдет! В другом кармане она положила корень рогоза. Когда в березняке встретилось болото, она поступила так, как показывал друг: она осторожно залезла в болото, запустила руку в грязь и вытащила длинный белый стебель, который напоминает дайкон (так в народе белый корнеплод называют и японской и китайской редькой). Вольдемар рассказывал, как его дедушка на войне выжил благодаря корню рогоза! И всегда советовал брать с собой на всякий случай, какой и выдался, будто в воду глядела! Ведь по вкусу напоминает печеную картошку — вкусная и полезная штука. Она припасла для себя.

Для проверки она немного откусила и предложила крысе. Крыса – не кошка и не собака, она не набросилась сразу. Потом принцесса решила набрать силы, потому что начало темнеть, и она решила отдаться полностью во власть сна. Утро вечера мудренее! Но до этого она мелко наломала палочек, которые она использовала как лучинки, и положила их в угол над изголовьем. Завтра подумает дальше.

 

Первый день в темнице

 

Разбудил ее лязг металла – это страж принес и положил на низкую табуретку половина хлеба, кашу.

Она автоматически посмотрела в сторону, где была крыса. Корня там уже не было.

Теперь Элизабет отломила немного хлеба и положила возле норки. Судя по свету, это было утро. Ей было так одиноко и страшно, что она заплакала. Потом вдруг плач перешел в истерический и она уже ревела без остановок – такого с ней никогда и не могло бы случиться. Видимо, всё, что с нами происходит при разных жизненных обстоятельствах – это как будто ящик Пандоры открыли и вытащили то, о чем и не подозревали в себе.

На ее рев вдруг прибежала крыса, она была не маленькой, ведь лежа все видится по-иному. Рядом, в соседней темнице, послышалось какое-то кряхтение. Прибежал стражник. Он был растерян и спросил, чем может помочь. Ведь все понимали, что с ней ничего плохого не сделает карлик, просто он таким образом пытается укротить строптивую, как ему показалось, принцессу – раз в жизни только можно женить на себе красивую и одновременно умную принцессу. Стражник жалел ее – у него тоже росла такая же дочка.

Она только спросила, кто находится рядом с ней в камере. Она так удивилась, когда им оказался король какой-то страны, и попал он сюда вместо сына, которого карлик хотел забрать за то, что именно тот узнал и пожаловался отцу-королю о его злодеяниях. Король попросил вместо наказания забрать его с собой. И король здесь уже почти год мучается. Карлик кормит его, как собак, умереть не дает. Бедный король ослеп от вечной темноты, потому что его камера находится внутри одной большой комнаты, которую когда-то и сделали темницей, разделив перегородками. А ей повезло, что эта оказалась пустой – только у нее и есть окошко.

Лестница ее состояла из нескольких ступенек, не более четырех, но высокие, неудобные, оттого казалось, что высоко. Выходит, уровень пола короля и стражи – уровень первого этажа, которые сразу же выходит на улицу. Это она видела. Значит, эта комната не была предусмотрена как камера и предназначалась, видимо, как погреб. Если б не теплый климат, солнце в окошке да тепло из коридора от факелов, пожалуй, она бы замерзала. Крысам здесь хорошо. Получается, что здесь хранили продукты, и крыса просто «прописалась» здесь. Умозаключения сделаны от безделья, на самом деле никакой пользы они не приносили, только больше как развлечение и не сойти с ума.

Крыса уже успела занести хлеб к себе домой. Другой страж пришел забрать посуду. Сказал, что ложку она может оставить себе, всё равно каждый раз приносить придется.

Так, она лежала и думала, что не нужно паниковать, а нужно действовать. Думать!

Вдруг из соседней камеры раздался звук, он был намного ближе, чем тогда. Видимо, король, обеспокоенный муками девушки, нашел силы подползти к своей двери. Король стучал ложкой по решетке двери в надежде, что она услышит. Она резко встала и поднялась по ступеням.

Напротив нее стоял, ухватившись за металлические прутья двери старенький дедушка, весь седой и сильно обросший.

- Здравствуйте! – негромко сказала она ему.

- Кто вы и откуда?

Принцесса вкратце рассказала историю и сказала, что знает и про его положение. Она гордилась им, ведь его отец бы тоже поступил так же благородно.

Во двор их выводили, чтобы они смогли облегчиться – для них был установлен свой сортир. Так, внимательная девушка могла оценить обстановку и территорию.

Как сладка и прекрасна свобода! Хорошо, что у них в королевстве нет ни преступлений, ни жестоких наказаний – все жили и были довольны жизнью! И это благодаря ее матери, которая отменила старые законы, после чего ни у кого в голову не приходило делать что-то плохое.

Придя с улицы, она вынула палочку из подголовья и положила ее в угол у ног, закопав сеном. Так она отмечала дни.

Обед тоже состоял из каши и какой-то похлебки, но она не была противная, кто-то старался в его королевстве как-то прокормить и пленников. Оказалось, что был и третий, но он был хитрей: притворился спящим, обезоружил одного стража, припугнул другого, переоделся, каким-то образом умудрился пройти через главные ворота, говорят, сказал, что новенький и нужно проверить рабочих на полях. Так вот и сбежал. Значит, сбежать возможно и имеет смысл задуматься.

Надо сказать, что Элизабет поняла, что страшное в этом королевстве только сам карлик, который всех запугал, и все его боятся, но и мечтают избавиться от него. Они даже хотели старого короля сделать своим.

Потом она снова поднялась и позвала короля. Король перестал отказываться от еды, считая, что лучше от голода умереть. А принцесса рассказала ему о побеге.

- Я тоже так думал. Да куда нам. Мы – обречены.

- Ваше величество! Не нужно отчаиваться! Мне кажется, что я смогу что-нибудь придумать. И вы мне поможете, если понадобится ваша помощь?

- Конечно, моя девочка, ты – единственное родное здесь для меня существо, ради которого я теперь буду выживать.

- Тогда слушайте, вы хорошо питайтесь, но притворяйтесь, что вы все еще слаб. Но скоро карлик поймет, что вы не умираете с голоду и притворство не пойдет уже в пользу. И тогда вы просто изображайте заболевшего. На вас он будет отвлекаться, а в это время я буду действовать…

- Вы уже что-то придумали?

- Увы! Только предполагаю. Все намного сложней, как мне кажется.

- Я понял. Буду слушаться вас и повиноваться! Голос разума возьмет верх!

- А теперь – ешьте хорошо и отдыхайте, набирайтесь сил.

- Спасибо, моя хранительница!

- Не стоит пока благодарить. Я еще и ничего не начинала делать. Простите, мне нужно спуститься обратно. Стражи идут.

Вовремя она спустилась, оказалось, это карлик пришел за ней.

- Ну, ваше величество, как вы там? Не желаете ль отведать настоящей королевской, привычной для вашего организма, едой?

Хитроумная девушка решила изобразить истеричку, и стала громко прогонять его прочь, даже бросила свой ботинок в дверь. Карлик только громко и противно посмеялся:

- Ладно, я буду приходить каждый день, или нет, когда сочту нужным. Ты все равно станешь моей!

Королю было противно слушать его ликующую речь «победителя». Ох, как бы он его сейчас с удовольствием казнил! И не так, как в других королевствах, где правят жесткие и важные короли, а работал бы с другими, только в кандалах, чтоб не сбежал. Труд облагораживает человека, может, и исправился бы с добрыми людьми.

Карлик будто испарился. Он ходил, словно летал, как ходят люди с характером хищников – тихо, вкрадчиво, чтобы не упустить разговоры или заговоры, чтобы быть всегда внезапным и застать всех врасплох, чем и постепенно уничтожает морально. Только благодаря стражникам, которые сопровождали его, подсказывали интонацией, что он идет, и это она могла услышать.

 

 

Вот так крыса!

 

Она спустилась и увидела…

Она глазам своим не поверила! Крыса вытащила из своего жилища, наверное, все свои «сбережения»! Прямо возле норки лежали помятые, где-то слегка порванные купюры.

Она спрятала их у себя под корсетом, одну взяла и показала королю. Он сказал, что они из королевства карлика. И улыбнулся, когда она сказала, как они к ней попали.

- Стража!

К ней подошел злой, к ее счастью, именно он-то и нужен был ей сейчас.

- Вы не могли бы мне принести, - она наклонилась, чтобы он тоже последовал ее позе, и попросила, чтобы он принес ей запасные, которые находятся у нее в седле, у нее в седле.

Страж громко неприятно расхохотался, но, когда она показала ему купюру, смех резко прервался, как и начал. Он быстро схватил деньги и пришел довольно быстро. Протянул и не дает:

- Это вы мне дали, чтобы я сходил. А теперь за то, что я принес.

«Ах ты, хитрец! – поджала она губки, когда стала спускаться, - как же я сам об этом не догадалась! Только теряю время!»

- Если что нужно будет, меня позовите, я всё для вас сделаю.

Долго пришлось ей ждать и напрягать свои нежные музыкальные ушки, чтобы понять, что смена караула пришла или нет. Тот, у которого дочь – ее ровесница, не добрей него, она проверила вопросами, но кто не любит деньги.

Так, если они и меняются, по первому зову никто к вам не собирается прибегать просто, зачем? Кушать носят, караулят – вот их задача. Кому хочется быть наказанным самым обиженным королем из всех злых королей?

Наконец, к вечеру, она попросилась во двор.

Когда она возвращалась, уже смена произошла, и она шепнула:

- Будьте любезны, уважаемый, - уши простолюдины покраснели от такого, на что она и рассчитывала (Ласковое слово и кошке приятно!), - принесите, пожалуйста, из седла моего плед.

И тоже молча показала ему купюру:

- Заплачу двойную плату.

Страж и не задумался, холодно ей или нет, но деньги! Их высочество – деньги – халявные!

Но он принес свое старое одеяло, которое он попросил принести ему на работу дочку. Сказал, что плед уже кто-то забрал. «Ясно, нужно было мне сразу догадаться первого попросить, видимо, он и правда сообразительный. А что я сомневаюсь, все такие, у кого душонка гнилая! Ладно, хитрые попадаются в непредвиденных обстоятельствах».

Но принцесса все равно поблагодарила его за заботу, отдала деньги. Пока он закрывал за собой входную дверь, как положено по уставу, чтобы проводить пленника до его камеры, она поспешила, по пути быстро свернула его в рулон и бросила плед в королевскую камеру как можно дальше.

- Что вы делаете? - уже задал дежурный вопрос страж.

Элизабет включила дурочку и сказала громко:

- Мне показалось, что король стонет и решила послушать.

- У меня не было приказа проверять. Если что, сам позовет.

Принцесса увидела, как король уже подошел и слушал их разговор:

 - Спасибо, дочка, теперь я уже быстрей поправлюсь. Здесь действительно холодновато.

Девушка села на лежанку, задумалась и рука сама по себе потянулась к крысе. Крысе, похоже, понравились ласки, ведь рядом с Элизабет в комнате всегда хозяйничал Мур-Мурик. И она невольно убрала руку, когда опомнилась. Но ей так понравилась крыса, что она уже постоянно гладила, даже брала к себе на колени и разговаривала с ней. Она помнит слова Вольдемара, когда у них дома в чулане старая крыса воровала продукты. Бабушка юноши, которая уже устала бороться с умным зверьком, просто подошла к ее дырке, куда она убегала, и «поговорила» с ней:

- Эх ты, крыса, крыса! Видимо, у тебя тоже есть дети и внуки. Давно я тебя знаю. Но зачем воровать у нас, ведь у меня тоже дети и внуки. Ты лучше ступай в другое королевство, где злые люди, они намного богаче нашего короля.

И крыса больше никогда не появлялась у них!

- Крыса, крыса! Мне нужно сбежать, я должна найти травницу, чтобы вернуться домой и вылечить мою подружку! Помоги мне, пожалуйста! – сказала и подумала, всё это сказки, бабушка, наверное, нарочно сказала детям, чтобы сами не лазали воровать вкусняшки.

 

Третий день

 

Уже более грустно она добавила палочку к тем, у подножья. Но она не спала всю ночь, выспится еще дома. Думала и прикидывала варианты.

- Всё! Сегодня или никогда я не выберусь отсюда. Надо уже действовать!

Она подозвала короля:

- Вы готовы?

- Да! Что, так скоро?

- Вы скажите, что вам плохо, и вы хотите во двор, придумайте, понос или отравились. Вонь здесь они не потерпят. Ваша камера будет открыта, они не закрывают. Когда вы будете возвращаться, он достанет ключ, чтобы запереть вас. Здесь придется вам применить силу, иначе мы точно уже никогда отсюда не выберемсяю

- Что я должен делать?

- Ничего убийственного. Вы просто застанете его врасплох. Заходя в камеру, вы развернетесь резко и прижмете его дверью к стене. Выхватите ключи и кинете мне. Я открою, и мы с вами побежим. Я знаю, в каком направлении.

Все прекрасно шло по плану. Но, как оно и бывает, когда она открыла свою дверь и побежала, она уже выбежала во двор. Пришлось вернуться, потому что король был еще слаб и не мог бежать быстро. Оказалось, что охранник очнулся и возникла борьба – король пытался задержать его в той же позе, прижав к стене, еще и вежливо спросил:

- Вам не больно?

Охранник, дочь у которой ровесница принцессы, видимо, очень жалел девочку, ведь на ее месте мог оказаться кто угодно. Он бы и сделал вид, что не догнал, но силен гнев злого короля. Его указы были жесткими. Один из них гласил, что, если что-то пойдет не так, то он не пощадит всю семью виновника.

- Беги, дочка, и не оглядывайся! Я уже стар, а тебе нужно спасти подружку, удачно выйти замуж и родить счастливых детишек!

Она подбежала к королю, оба затолкнули стражу в его камеру и заперли его, и быстро побежали к выходу.

На его крик где-то сбоку настигал другой страж, который тоже выходил во двор, только в свой домик без окон. Он и думать не мог, что девушка или старик способны вообще бегать, оставил незапертым ворота. Ведь его место – за территорией темницы, куда могли войти только по документам сменная стража и сам карлик. Видимо, он был новеньким или побег другого не послужил ему уроком. Такую оплошность не простит ему карлик – такую невесту упустил!

Но тут случилось невероятное. Когда он увидел беглецов, со всей скоростью побежал за ними. Но вдруг откуда ни возьмись быстро пробежала знакомая крыса и прямо под ноги стражнику. Пока тот приходил в себя, беглецы были уже далеко, они еще успели и ворота закрыть: сиди и жди сменного или карлика.

 

Долгожданная встреча

 

Куда бежать, она уже знала. Когда ее вели в темницу, она мысленно запоминала то, как они шли: каждую царапину, свои метки, - все помогли ей найти правильную дорогу к конюшне.

И тут, когда они подбегали, они услышали требовательный голос Ангела и, одновременно, радостные нотки предстоящей долгожданной встречи.

Кони стояли как раз на улице. Ангел перепрыгнул через преграду, и они встретились.

- Ангел, домой!

Этот призыв он знал с рождения, и потому он уже не мог спокойно стоять на месте. Он тоже скучал по своим друзьям и Вольдемару.

Как будто оправился и король. Пока Ангел радовался встрече, а принцесса готовила его к дальнейшей поездке, король уже выбрал себе жеребца, который сам к нему тянулся.

Воля! Сколько простора и ветра в ушах!

Как только они пересекли границу больших ворот, леса и след простыл. Как будто это был кошмарный сон.

- Мне нужно дальше, а вы поезжайте домой!

- Уж извольте побывать королем, я же вам в отцы гожусь?

Принцесса прищурила глазки и стала ждать продолжения:

- Я буду сопровождать вас до конца поездки. И на обратном пути мы разъедимся! Вместе будет веселей и надежней.

- Ладно! Согласна! Судя по невероятному везению, мы спасены. Но так же могли и застрять там. Хорошо. Ищем рябину.

 

Пожар?

 

Они еще по инерции гнали коней, но Ангел сам решил убавить шаг.

- И правда, друг, теперь можно поспокойней. Хоть доктор и сказал, что ее болезнь не смертельна, но лучше быть здоровым, чем лежать вечно в постели.

- Это точно! Мне кажется, что я теперь буду больше заниматься своим здоровьем.

Переночевали они у речки. Наконец, они смогли вымыться и привести себя в порядок.

Утром они поели из того, что прихватили с собой заранее.

Кони мирно пощипывали траву и всегда держались рядом.

- Ангел себе невесту нашел, - улыбнулась принцесса. Но лицо ее быстро опечалилось.

- Не переживай, мое королевство ближе, заедем и ты уже обратно вернешься с ними, у меня много скота в хозяйстве. Сын – любитель лошадей, потому ему привозят разных породистых и простых коней из разных стран и королевств.

Лицо девушки мигом засияло.

Почти до полудня они скакали, сменяя поля и лесочки, пока…

- О, силы природы! Там впереди что-то горит! Пожар! – закричал король.

Принцесса подняла сначала бровки, потом опустила их к носу: «Что-то не так!»

И, приближаясь, она вдруг рассмеялась:

- Это не пожар!

Король в темнице заметно ослеп и принял рябину за пожар.

- Вот она! наконец!

 

Рябина-девица – леса краса,

Пусти в лес скорее, с добром я пришла.

Мне нужно помочь поскорее Лиззи,

Тропу подскажи и к старушке веди!

 

И рябина пошумела ветвями, будто услышала ее просьбу, заодно несколько ее гроздьев она будто посыпала на землю. Элизабет подняла их, добавила в сумку к коре дуба, как просил доктор. Осталось только попросить у бабушки самый заветный цветок – «Неболейку».

Они теперь смело втроем вошли в невидимую калитку, и пошли по какой-то невидимой тропе, которой не было, но она уверено вела их в глубь леса.

 

Бабушка – лесная повелительница

 

Деревья словно сами пропускали их, и колючие терновники и шиповник наклонялись, пропуская их вперед. Старый король, который до этого не видел чудес, то и дело удивлялся и восхищался, как маленький ребенок – от души и искренне. Совсем забыл быть важным на людях. А Элизабет смотрела на него и улыбалась. «Может, мой папа тоже такой, когда был с мамой или один? Таким я его никогда еще не видела!»

И вот, также неожиданно, перед ними расступился лес – перед ними стоял преогромный дуб, который имел внизу несколько таких толстых веток, что, казалось, что на большой ствол воткнули еще несколько не тонких дубов.

На дерево вела лестница, которая вела будто на первый этаж. Гости подошли поближе и не рискнули без разрешения залезть на чудо-дерево с домиками-комнатками на каждом ярусе. Дерево на самом деле походило на какой-то многокомнатный комплекс из небольших сооружений-домиков с круглыми деревянными площадками между этажами.

На самом верхнем этаже аккуратно развешано белье, и оно развевалось на ветру. Белье, высушенное во дворе и пахнет свежестью, и сон быстрей приходит. Издали не было его видно, белье удачно скрывают ветви с листьями.

- Уважаемая хозяйка! Не согласились бы вы открыть дверь и послушать нас, - вежливо сказал король. Как мужчина, он предложил начать беседу первым.

Дверь на первом этаже уверенно отворилась и показалась голова старушки. Она была такой милой, пухленькой и веселой.

- Ага, это откуда такие гости? Никогда у меня не было людей и в помине не было, кроме моего брата

- Так мы от него. То есть, меня отправил к вам ваш брат! – забыв от всего про вежливость, девушка перебила короля. И сразу же извинилась, вспомнив про этикет. Король обнял ее за плечи, как дочку, и погладил по голове.

На звук за бабушкой появилась очень лохматая зеленая голова с запутавшимися в них травой, шишкой, цветком, который стеблем свисал к уху, лицо казалось забавным и король с принцессой улыбнулись, переводя глаза с него на хозяйку.

- А, это друг мой, Леший! Ну и ты выходи, Кикимора болотная! Сегодня у меня большой праздник – все собрались вдруг у меня в один день. Милости просим!

Наконец, беглецы поднялись в первую комнату, вроде она казалась небольшой, но, когда они вошли, то увидели просторную комнату с перегородкой для готовки, где стояла печь, как в деревнях, и кот на подоконнике, и стол стал больше. Сказка и только!

Уставшие с дороги, и проголодавшие гости наелись, и хозяйка внимательно выслушала их истории.

- Ясно! Теперь давайте отдыхайте. Вы, король, занимайте комнату напротив этой гостиной-кухни, а ты, молодая, кузнечиком скачи на третий. Спите спокойно, разбужу. Насчет Ангела не беспокойтесь даже – и накормлю, и напою. Пока вы будете отдыхать, я выйду в лес и найду заветный ваш цветочек. Он редко появляется, когда только сам знает, что он очень нужен кому-то. На его месте потом вырастает новый. И так с каждым сорванным разом. Приходилось мне и лешего лечить, и коровушку мою.

 

Домой

 

Принцесса легла и тотчас заснула. Столько пережила, столько ходила, что организм уже сам уложил ее и, как только она легла, заснула крепким сном до самого утра.

Как и полагается старикам, король ворочался с боку на бок, да никак не мог заснуть. Мысли одолевали его, радость и одновременно сильное эмоциональное волнение насчет будущего. Он так «напереживался», что старушка постучалась к нему в дверь:

- Вам сделать снотворное?

- Да, меня мысли одолевают.

- Тогда, может, чайку повторим, расскажете?

- С удовольствием! Мне почти год не приходилось разговаривать с живой душой, отчаялся было. Да и не о чем со стражей беседовать. А дома опять – дела, сын, дела. Тоска от одиночества.

- Сочувствую. Следуйте за мной, не споткнитесь, здесь лестницы – не ступени.

Утром гостеприимная добрая старушечка разбудила ее и пригласила к столу. Пока они ели, она приготовила в ее сумку немного еды и чая.

- Вот тебе цветок неболейка. Его положи с корой дуба, чтобы целебные качества через пыльцу попали на кору, пока ты доберешься, останется ему только сделать микстуру.

Элизабет удивилась, что сумку только одну приготовила. «А, наверное, она королю раньше приготовила». Не успела так подумать, король сказал:

- Ваше величество! Вы, конечно, удивитесь, что я вас сейчас поведаю, но, вы умная и правильная, поймете меня с первых слов. Мы всю ночь говорили о моем будущем, и я решил остаться здесь жить навсегда.

 - А как же сын?

- Об этом я подумал в первую очередь – на день позже или раньше – ничего не меняет, он уже привык, наверное…

- Я его подлечу, выхожу, приведу в нормальное состояние, - перебила его старушка, как делают обычно шустрые жены, - а потом мы решили вместе отправиться домой.

- Вот это здорово! Как я за него, за вас рада! – и она по-детски обняла старушку, маленькую и круглую, что пришлось немного нагнуться, потом перешла к королю.

- А я хочу попросить тебя об одной услуге?

- Да, конечно!

- Мы теперь уже как одна семья. Твой путь держит через мое королевство. Все же мы подумали, что сына стоит предупредить, что я жив, рассказать про нас и обрадовать его.

- А чтобы ты быстрей вернулась домой, я покажу вам самую короткую дорогу. Завтра вы будете дома!

- Так быстро? Вот это так замечательно!

Все спустились, прибежали и Кикимора с Лешим. Кикимора подарила ей бусы из рябин, а Леший – веночек из шишек сосны. Она надела его сразу на голову и нацепила бусы, этим она так обрадовала своих новых лесных друзей, и такой королевский жест очень понравился старушке.

Она несколько раз поворачивалась, чтобы помахать им. Какие они милые – король обнимал свою новую жену, а она ласково прижалась к нему. Она даже платочком утирала слезы, и король незаметно закатывал глаза…

Не успела она скрыться, как оказалась у ворот какого-то королевства. У нее ничего не спросили – ни свитков, ни приказов, ни королевских удостоверений, ее пропускали, будто она и была королевой их.

Она просила аудиенции с принцем. Придворные не сводили с нее глаз – странная девушка стояла перед ними: по разговору вроде не из простых, а одета как конюх – в брючках и жилетке. Принц сам бежал по широким ступеням к ней так быстро, что она заволновалась – как бы не упал!

В комнате для переговоров она все рассказала о своей цели и приключениях, про отца, про то, что он просил передать, что жив-здоров и скоро приедут в гости.

Зачарованный принц не хотел отпускать ее. С первого же взгляда между ними из букета разных чувств и эмоций, от волнений, восхищений, любований, внезапно зажглась и из звезда по имени СЧАСТЛИВАЯ ЛЮБОВЬ!

 

 

Послесловие

 

Да, верно вы подумали. Принц навязался отправиться к ее отца просить руки и сердца. Доктор быстро вылечил Лиззи и девушки не отставали друг от друга:

- Я так молилась за тебя, чтобы с тобой ничего не случилось никогда! От одной мысли, что я тебя когда-нибудь увижу, мне становилось хорошо на душе. Теперь я от тебя ни на шаг не отстану.

- Придется, - вмешался в разговор подружек принц, - теперь придется забрать у тебя мою принцессу. Но я обещаю, что вы будете встречаться всегда, когда захотите. Вы – как сиамские близнецы – не можете долго друг без друга.

- Это точно, - в один голос произнесли девушки и захохотали.

Потом они вдвоем с принцем отправились к его родителям – папе и старушке в лес.

И в августе, когда поспел везде урожай, они сыграли веселую свадьбу.

Принц забрал молодую жену к себе в королевство, разумеется, со всеми няньками и ее свитой.

 Потом они постоянно ездили друг у другу в гости. Чаще было, что отец соскучится по дочке, поедет к ней с гостинцами в гости, а потом вместе отправляются в лес погостить. Там с каждым приездом появлялись отдельные домики, потому теперь там дуб не скучает в гордом одиночестве, еще пять таких же домиков соорудили все под руководством Лешего.

И детей они родили троих. Все жили счастливо и были довольны!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как пишутся сказки.

Слова от автора

 

Меня тоже спрашивают знакомые, как рождаются мои истории. Сестра Ильфира после переписки в «Одноклассниках» сказала, что ей интересно читать мои сообщения, ждет не дождется, когда снова переписка продолжится. Мне приятно, надеюсь, что это так!

А сказки – это очень сложная, но и в то же время, замечательный поток мыслей и фантазии, которая не рождается сама по себе, а она появляется ВДРУГ! Кто занимается писательским творчеством, понимают, о чем говорю. От последнего написания очередной сказки, к примеру, прошло больше 7 месяцев, это у писателей такой «застой» называется «творческим кризисом». Получается, что эта сказка подождала, пока родится ее предшественница, и ждала своего череда – свое время и своего часа. Раньше я переживала, а после просмотра комедии «Украсть Бельмондо», но с долгими годами я успокоила себя, что это бывает. Люди по-разному «ждут», а я просто жду. И всё! Вот и живешь от кризиса до кризиса, точнее, от сказки до сказки и перерывами, которые они решают за тебя, сколько тебе отдыхать. За это время ничего не придумывается.

Я научилась давно находить приятное времяпровождения для отдыха – прогулки по пригороду или за городом, поездки, просмотры фильмов и мультфильмов (СССР), вот закачала «Фердинанд», в Питере в кафе увидела без звука, очень захотелось посмотреть. Завтра и погляжу. Про этого быка как-то мне мама в детстве рассказывала. Этот бык добрейший души, любит нюхать цветы, никого не трогает, бывают такие исключения и у людей. Но, если хорошенечко постараться его достать, то хорошего ничего не жди – сам напросился! И даже после гнева он опять становится добряком.

И, спасибо моим детям Эльдару и Лине, которые открыли для меня новый мир «игрушек» - «квесты с поиском предметов». Вот, именно там можно утонуть и забыться, все грустное уходит куда-то и выныриваешь уже из него с хорошим настроением. Там я заметила, очень много из того, что тебя возвращает в детство: в двух играх нашла сундучки, которые копии моего, когда-то подаренный мне мамой в далеком детстве, и я играла в сказки, и сундуки были с разными функциями – какой-нибудь феи или бабушки Яги; там часто появляются миниатюрные ножницы с цаплями – как раз у меня дома такие лежат (даже где-то я скрины сделала для себя, много скриншотов, найти сложнее, проще бы мне гифки из них сделать); в некоторых играх есть домики на крышах – вспоминается детство моих детей, когда мы с соседкой и ее детьми ходили на гору, где на большущей березе кто-то когда-то сооруди домик – фотографии тоже есть, как дети там играют. И вот таких воспоминаний не мало. И эти мои воспоминания ВДРУГ и всплывают, но уже сами напрашиваются стать сказками.

Например, в эти дни вспомнился дедушкин чердак, где он любил писать историю своего села, романы или занимался журналистикой. Там остались газеты, он был редактором, где-то от 1905 гг, я тогда узнала историю села, мало кто вообще это знает, что татарская газета писалась латинскими буквами, и я смогла прочитать! Убранство скромное – окошко, под ним – самодельные столик и царский стул добротный, сиденье было обшито обычной клеенкой, а под ней – солома. Я постелила старую дорожку, днем даже спала там. А из окошечка видна была часть села и любимый лес.

Играла там, рисовала, читала книги. На чердак не могли заходить чужие – только члены семьи. О нем никто и не знал. Дверь в потолок – у всех есть, за которой – пыль да крыша.

Вот это все вместе и дает настрой писать сказки.

Все сказки, до этого, писались на одном дыхании, и писала безвылазно и даже не ела, потому что сказочный поток откуда-то вдруг внезапно пробивается, как после спячки, и успевай только записать. И так, получается, что я пишу одну сказку за один день, и при этом уходит ровно 14 часов почему-то! А потом обрабатываю, дополняю, редактирую.

А вот эта сказка особенная, она странно ко мне пришла – частями. Я даже себе стала после каждого «выхода» сюда записывать дату, чтобы проследить, когда остановилась. Представьте себе, писала пока два больших раза и ушел на это почти месяц, и получается, что время увеличилось, и сюжет как-то приходит в процессе моего жития-бытия. Сюжеты просто приходят во сне, как оно бывает, либо перед сном что-то включается, и поздно ночью, почти с 00 ч до 6 – 8 ч утра строчу. Хорошо, что я пока домохозяйка, потом могу до обеда поспать, и то не всегда, порой и днем ляжешь, не спится, и так даже сутки не спишь.

Вот сегодня я пишу про болезнь Лиззи. Странно, как раз мой сын болел, и я только начала писать и настрочила только пару абзацев. Это просто совпадение. И все, две недели – кризис. И вдруг, я сама простудилась. И вот, сейчас глубокая ночь, 3 ч 25 мин (а главу я продолжила в 1 ч 35 мин), я пишу, и само собой мысли ложатся на строчку. Все бы ничего, но я сама простыла сильно, думала, проскочу, как всегда, ан нет! Проснулась оттого, что невыносимо – все течет из носа, гланды огромные, очень больно. Кот Кузя лежит и помогает морально всегда (если есть возможность, заведите котенка – лучшего лекарства для души и четвероногого друга не найти для среднестатистической семьи!)

И решила, что моя несчастная Лиззи, видимо, тоже так болеет, а раньше ведь другие времена были – кареты, лекарство приготовлялись образованными докторами, не всегда успешно, тогда даже к народным лекарям-травникам обращались. У меня бабушка и ее сестры тоже были знахарками в деревне, вместе с тем, имели медицинское образование – здорово, правда?!

И я тут подумала, нужно спасать мою бедную девочку, она там в мучается, бабушка ее вся «испереживалась», помочь никто не может. А мы сможем! Поведу-ка я Элизабет за помощью, а как, пока сама не знаю.

Итак, сегодня я планирую завершить – пишется легко. начиналась очень трудно, а она просилась «написаться».

3 декабря 2018, 3.33.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Нравится


Прочитать предыдущую сказку "Цветок Голубые Лепестки и Бабочка"

Понравилась сказка? Подпишись на новые сказки


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 8*6-6

Анна Алкинская

Смотреть все
Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами