ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Обратный путь

На обратном пути я остановился в Загребе и провел свою единственную встречу с президентом Франьо Туджманом. Он обвинил меня в том, что я поддерживаю предателей страны и распространяю новую ересь, пропагандируя так называемое открытое общество. Мой фонд продолжал оказывать поддержку независимой прессе, вызывая враждебность властей. Правительственный контроль над средствами массовой информации в Хорватии был более полным, чем в Югославии, а осуждение со стороны Европы проявлялось по отношению к Хорватии не так остро ввиду религиозной и исторической близости. Поэтому здешний фонд оказался в изоляции и действовал под угрозой закрытия.

Я также оказался глубоко вовлеченным в дела Македонии. Греция, оспаривавшая право Македонии называться Македонией, ввела эмбарго, сильно подорвавшее македонскую экономику. Македония не имеет выхода к морю и получает нефть из Греции. В начале 1993 г. я предоставил Македонии заем в размере 25 млн. долл.; нефти, которую она могла закупить на эти деньги, должно было хватить на целую зиму. Македония — многонациональная страна со значительным албанским меньшинством. Она могла уцелеть как независимое государство только при соблюдении равенства прав всех своих граждан, и ее правительство, казалось, понимало это. Вот почему я почувствовал себя обязанным прийти ему на помощь. Правительство погасило заем, однако в остальном не вполне сдержало свои обещания. По-видимому, оно пыталось это сделать, но столкнулось со слишком сильным противодействием со стороны македонской интеллигенции. В частности, в университете было запрещено преподавание на албанском языке. Когда в Тетово открылся подпольный албанский университет, я просил президента Киро Глигорова не поддаваться на уговоры подстрекателей, но тщетно: кровь все-таки пролилась. Публично выразив свое возмущение, я стал для македонского правительства persona non grata. Недовольство было взаимным. Мне горько было наблюдать моральную деградацию общества. В первые дни независимости и в пору греческого эмбарго я замечал в правительстве духовный подъем, дажев проявления идейной стойкости. Когда международные санкции были введены против Югославии, ситуация изменилась. Контрабанда и другие виды незаконной деятельности породили коррупцию. На президента Глигорова было совершено покушение, и он только чудом уцелел. Я обнаружил, что прежде честные правительственные чиновники отказались от борьбы и смотрели на коррупцию сквозь пальцы.

Дата: 06 апреля 2015



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами