ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Нежелание делиться заработанным

Органическое нежелание делиться заработанным там, где все с легкостью можно получить бесплатно, — объяснение удобное и простое, но неспособное скрыть тот немаловажный факт, что к концу XX века в музыкальной купле-продаже назрел довольно серьезный конфликт. Именно в это время публика все активней начала замечать, что индустрия давно перестала быть посредником — и в частности, посредником финансовым — между слушателем и артистом. С помощником-казначеем, собиравшим плату лишь с тем, чтоб передать ее музыканту, ее не объединяло уже ничего. Осознание этого, приправленное все чаще выплывавшими наружу сведениями о царящих в корпорациях законах и нравах, совершенно размыло представление о деньгах, отдаваемых за музыку, как о дани уважения создавшему и исполнившему ее человеку. Слушатели просто перестали понимать, кому и за что они платят. Все более частые публичные откровения инсайдеров корпораций и самих музыкантов — такие, как уже упоминавшиеся выступления Принса, Стива Альбини, Кортни Лав и др., — равно как и очевидные манипуляции музыкальных торговцев, слишком прочно поселили в общественном сознании образ закабаленного бесчестным контрактом артиста, которому все равно не достанется ничего, и купающегося в роскоши босса лейбла, забывшего о музыке и думающего только о том, как бы вытрясти максимум из каких-нибудь полунищих студентов для того, чтоб купить себе очередной роллс-ройс. Это в лучшем случае, в худшем срабатывали последствия культа запредельно раздутых звезд — и забывшим о своем призвании, стремящимся лишь любой ценой обобрать поклонников виделся публике сам музыкант. Созданная индустрией музыкальная экономика в результате предстала в глазах людей глубоко несправедливой, плата за музыку лишилась в ней всякого морального основания. Конфликт, развернувшийся в сфере новых технологий, оказался в первую очередь конфликтом нравственным.

Нравственная сомнительность сложившейся в музыкальном мире финансовой системы стала одной из важнейших внутренних причин кризиса, приведя уже иным путем,но все к тому же результату: как только цифровая революция предоставила слушателям возможность за музыку не платить, многие из них немедленно перестали отдавать свои деньги корпорациям. Порой они делали это вполне сознательно — существует даже ряд манифестов, открыто призывающих к такому поведению. Один из наиболее известных среди них —уже упоминавшийся «When Pigs Fly» Роба Шеридана — выдвигает, помимо прочего, вполне четкую программу: прекратить покупать у мейджор-лейблов что бы то ни было, связанных с ними музыкантов пытаться по возможности поддерживать обходными путями —и поступать так до тех пор, пока индустрия полностью не рухнет, освободив тем самым место для строительства новой, более здоровой музыкальной культуры. Впрочем, чаще люди отказывались от оплаты, не столько преследуя четко сформулированные цели, сколько спонтанно и эмоционально — просто ощущая, что музыкальный бизнес не слишком-то честен и не заслуживает особенной поддержки. Аморальность легальной музыкальной экономики этически оправдывала получение музыки нелегально. «Считается (и небезосновательно), что звукозаписывающие компании надувают потребителей, обманывают исполнителей и по-другому не смогли бы занять свое место на рынке», — писал по этому поводу в 2004 году главный редактор Wired. Как точно заметила в той же связи советник Universal Studios Карен Рендал, «общество считает, что музыкальная индустрия — это сборище порочных толстосумов, которые зарабатывают слишком много денег, поэтому воровать их собственность нормально».

Дата: 18 февраля 2014



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами