ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Крах азиатской модели

Экономикам азиатских стран были присущи многие структурные недостатки. Большинство компаний находилось в семейной собственности. В соответствии с конфуцианской традицией, семейные интересы в бизнесе ставились превыше всего. Если семьи и пускали акции в открытую продажу, то имели обыкновение игнорировать интересы меньшинства акционеров. В тех случаях, когда семьи не могли финансировать расширение деловых операций за счет собственных доходов, они предпочитали использовать кредит, но не рисковать потерей контроля над семейным бизнесом. Государственные чиновники использовали банковский кредит как инструмент промышленной политики; он также служил одной из форм «вознаграждения» членов их семей и друзей. Деловые круги и правительство были тесно связаны друг с другом, и использование банковского кредита в качестве инструмента промышленной политики являлось лишь одним из проявлений этой связи. За счет этих факторов азиатские компании, как правило, имели очень высокое отношение задолженности к собственному капиталу, а финансовый сектор азиатских стран отличала весьма низкая прозрачность и неоптимальный режим функционирования. Принцип, согласно которому банки выступают в роли своеобразной дисциплинирующей силы по отношению к компаниям-заемщикам, в принципе не работал1.

К примеру, в южнокорейской экономике доминирующие позиции занимали контролируемые семейными группами чеболы (конгломераты). Для чеболов было характерно очень высокое отношение заемных и собственных средств: для 30 крупнейших чеболов (на которые приходилось в целом примерно 35% промышленного производства Южной Кореи) в 1996 г. оно в среднем составляло 388%, а для некоторых — 600—700%. К концу марта 1998 г. средний показатель достиг 593%. Собственники использовали свое право контроля для предоставления кросс-гарантий по долгам других членов группы, тем самым нарушая права меньшинства акционеров. Ко всему прочему у корейских компаний были очень низкие показатели чистой прибыли: в 1996 г. отношение валового дохода к процентным выплатам по 30 крупнейшим чеболам составляло 1,3, а в 1997 г. — лишь 0,94 (иными словами, процентные платежи не покрывались доходами). Корейские банки предоставляли дешевые кредиты, что являлось важным элементом промышленной политики. Когда правительство приняло решение о поддержке определенных отраслей экономики, чеболы устремились туда, что привело к бурной экспансии, не мотивированной показателями прибыли. В этом отношении Корея сознательно копировала опыт Японии, однако копия получилась довольно грубой. Как я уже упоминал, в Японии развиты демократические институты, в то время как Южная Корея на протяжении большей части своей послевоенной истории находилась под властью военных диктатур. В ней отсутствовали традиционное для Японии стремление к консенсусу и демократическая система сдержек и противовесов.

Когда просроченная задолженность стала накапливаться, корейские банки, чтобы справиться с трудностями, начали привлекать еще больше кредитов из-за рубежа и вкладывать их в высокодоходные, но весьма ненадежные финансовые инструменты таких стран, как Индонезия, Россия, Украина и Бразилия. Это обстоятельство весьма способствовало возникновению корейского кризиса.

Дата: 15 апреля 2015



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами