ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Классическая экономическая теория

Идеи Лайонела Роббинса, которые 50 лет назад, когда я изучал под его руководством экономическую теорию, были весьма популярны, ныне почти забыты, однако четкое разделение условий спроса и предложения в экономической теории сохранилось. Еще будучи студентом, я достаточно критически относился к тому, что предлагал Роббинс, поскольку проблему рефлексивной связи он снимал, прибегая к методологической уловке. Предложенное им разделение позволяло экономистам рассматривать рынки исключительно как пассивный механизм, роль которого сводилась к отражению сил спроса и предложения. То, что движение рыночных цен может изменять форму кривых спроса и предложения, просто игнорировалось. В основе такого подхода лежало стремление получать результаты, сравнимые в смысле однозначности с результатами физики Ньютона. Он препятствовал рассмотрению рынков как института, который может, в соответствии с радикальным взглядом на подверженность ошибкам, приводить к более или менее неадекватным результатам, и способствовал сохранению иллюзии совершенно конкурентных рынков.

Предположение, что кривые спроса и предложения независимы, необходимо для определения рыночных цен. Без него их нельзя определить однозначно, и экономисты, таким образом, лишились бы возможности формулировать обобщения той же природы, что обобщения в естественных науках. Людям, воспитанным на постулатах экономической теории, идея о том, что спрос и предложение в определенных случаях зависят от поведения рынка, может показаться странной. Однако она есть неизбежное следствие концепции рефлексивности, и поведение финансовых рынков подтверждает ее правильность.

Если же мы исходим из предположения, что спрос и предложение независимы, то, значит, мы исключаем саму возможность рефлексивного взаимодействия. Насколько это существенно? В какой степени рефлексивность влияет на поведение рынков и экономических систем? В микроэкономическом анализе от рефлексивности можно абстрагироваться без сколько-нибудь заметных потерь; однако, когда речь идет о макроэкономике, такой подход гораздо менее корректен. Разница тут примерно та же, что между событиями рутинными и историческими. Тест на справедливость этого утверждения я проведу в следующей главе в своей аналитической лаборатории под названием «финансовые рынки».

Дата: 28 марта 2015



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами