ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Дружелюбие, уют

Часто совершавшееся коренными американцами открытие, что среди них есть те, кто создает места, где преодолеваются границы бренного мира, действительно опьяняло. Харлоу цитирует журналиста из Цинциннати, которого пригласили на вечеринку Немецкого рабочего общества в 1869 г.: «Чувство товарищества было заразительным, им были охвачены все. Мы не должны исключать детей — от младенцев до впавших в детство стариков. Маленькие девочки, многие из которых хотели танцевать среди взрослых, выглядели прямо как взрослые в обратной перспективе подзорной трубы. Все стремились принести другим как можно больше радости. Мы рекомендуем этот пример другим людям, которые не лучше, но много мнят о себе»0.

Журналист из другой газеты присутствовал на немецком концерте и написал следующее об общении после концерта: «Атмосфера успокаивает ароматами хмеля, кофе и табака. В сочетании с музыкой Зуппе и Штрауса она побуждает к той благостной открытости, когда хочется обнять весь мир, включая старого Петруса Гримма, который сидит за столом в одиночестве, уткнув свой суровый взгляд в кружку пива. Петрус — местный грубиян, и все считают, что в его злобе повинна неудачная помолвка на родине, хотя более вероятные причины — печень и подагра».

Инклюзивность, лежащая в основе Gemiitlichkeit, была в свое время отмечена Фредом Холмсом. Он стремился исправить ошибку, которую люди делали, когда называли пивные сады Висконсина «клубами бедняка»: «...понятие “клуб бедняка” в некотором роде ошибочно, поскольку этот салун привлекал не только поденного рабочего, но и его нанимателя, и профессионалов из сообщества, многие из которых были людьми состоятельными. Что это понятие подразумевало, так это, конечно, то, что клиенты салуна были людьми не из высоколобых интеллектуалов или элиты... “Клуб бедняка” родился из человеческого желания — сознательного или бессознательного — поддерживать дружеские отношения с соседями. Он существовал без формальной организации, членских билетов, официальных представителей или взносов для планируемой деятельности. Никакие классовые различия не признавались, как бы характерны они ни были для немецкого общества... В популярных местах собраний — “Пальмовом саду Шлитца”, “Парке Шлитца”, “Саде Милуоки”, “У Хайзера” — мерила достатка и семейного престижа были неприменимы. Богатый и бедный, художник и рабочий, ученый и неграмотный — все смешивались в одну семью, объединенную узами родины и вкусами сообщества».

Дата: 28 марта 2014



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами