ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Диалектика

Обыденные события не приводят к существенным изменениям функции участия или когнитивной функции. В случае же уникальных, необратимых событий обе функции действуют одновременно, причем так, что ни мнения участников, ни ситуация не остаются неизменными. Именно это обстоятельство позволяет называть такие события историческими.

Исторический процесс, как я его вижу, — это процесс с открытым будущим. Когда у ситуации есть мыслящие участники, последовательность событий не связывает напрямую одну совокупность фактов с другой; скорее она соединяет факты с человеческими представлениями и представления с фактами, подобно шнурку для обуви. Но история — это не совсем обычный шнурок. Две стороны ботинка сделаны из разных материалов; точнее говоря, лишь одна его сторона материальна, тогда как другая — это идеи участников. Стороны не соответствуют одна другой, и несоответствие между ними определяет характер событий, связывающих их воедино. Узлы, которые уже завязаны, перевязать невозможно, однако будущее открыто.

Эта схема отличается от схемы, описывающей механизм, чья работа может быть объяснена и предсказана на основе универсальных законов. В цепочке исторических событий прошлое и будущее нельзя поменять местами, как это позволяет делать модель научного метода, предложенная Карлом Поппером. Отличие будущего от прошлого обусловлено выбором, который участники обязаны (и имеют право) делать, руководствуясь своим несовершенным пониманием. Этот выбор вносит в события элемент неопределенности, все попытки избавиться от которого через формулирование научных законов человеческого поведения обречены на неудачу.

Эта «обувная» метафора исторического процесса — своего рода описание диалектической связи между нашим мышлением и реальностью. В этом качестве данную модель можно трактовать как синтез гегелевской диалектики идей и диалектического материализма Маркса. Георг Вильгельм Фридрих Гегель выдвинул тезис, согласно которому идеи развиваются диалектически и это развитие должно завершиться концом истории — царством свободы. Карл Маркс и, в более определенной форме, Фридрих Энгельс отстаивали антитезис. Они считали, что развитие идей определяется условиями производства и производственными отношениями, и идейная надстройка — всего лишь отражение материального базиса. Когда я говорю о синтезе, то имею в виду, что не идеи, как у Гегеля, и не материальные условия, как у Маркса, диалектически развивающиеся сами по себе, а взаимодействие между ними — вот основа диалектического процесса. Я называю это взаимодействие рефлексивностью, и единственная причина, по которой я не пользуюсь более широко словом «диалектика», состоит в том, что оно несет на себе некоторую дополнительную нагрузку, которой я бы не хотел отягощать данное повествование. Ведь взгляд на историю, который отстаивал Маркс, — детерминистский, то есть диаметрально противоположный моему. Взаимодействие между материальным миром и миром идей интересует нас именно потому, что эти миры не отражают друг друга и ни один из них не определяется другим. Такая неполнота соответствия делает субъективные представления участников источником исторической каузальности. Подверженность ошибкам, проявляющаяся в ошибках, недоразумениях и ложных представлениях, играет в исторических событиях ту же роль, какую генные мутации играют в событиях биологических. Она творит историю.

Дата: 22 марта 2015



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами