ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи

Анонимный участок

В качестве анонимного участника финансовых рынков мне никогда не приходилось оценивать социальные последствия моих действий. Я понимал, что при определенных обстоятельствах эти последствия могут быть пагубными, но чувствовал себя вправе игнорировать их на том основании, что веду игру по правилам. Игра основана на конкуренции, и если я буду связывать себя дополнительными ограничениями, то в конце концов проиграю. Кроме того, я сознавал, что личные переживания участника игры никак не сказываются на ее конечном результате: если я воздержусь от игры, мое место займет кто-то другой. Решая, какие ценные бумаги и какую валюту покупать или продавать, я руководствовался только одним: необходимостью оптимизировать отдачу на мой капитал, сопоставляя риск с возможным выигрышем. Тем не менее, принимаемые мною решения имели социальные последствия: купив акции компаний Lockheed и Northrop после того, как их руководство обвинили в подкупе, я помог удержать на прежнем уровне котировки этих акций. А когда я в 1992 г. играл на понижение английской валюты, моим противником в этой игре был Английский банк, так что, по сути, я вытягивал деньги из карманов английских налогоплательщиков. Но если бы я пытался принимать во внимание социальные последствия, это осложнило бы мои расчеты соотношения риска и выигрыша и сократило бы мою прибыль. По счастью, мне не было нужды оценивать социальные последствия, поскольку они возникли бы так или иначе — не купи я акции Lockheed и Northrop, их купил бы кто-нибудь другой. Великобритания девальвировала бы фунт стерлингов даже в том случае, если бы меня не было на свете. «Не сделаю я, сделает кто-то еще» — к такой отговорке принято прибегать в подобных обстоятельствах; впрочем, в данном случае она была вполне обоснованной. Число людей, подвизающихся на финансовых рынках, столь велико, что ни один их них не способен сколько-нибудь заметно повлиять на исход игры. Если бы я задумывался о своей социальной ответственности в процессе принятия решений, это никак не сказалось бы на реальном мире, но ухудшило бы результаты моей деятельности.

Этот аргумент справедлив только для финансовых рынков. Имей я дело не с рынками, а с людьми, я не мог бы избежать морального выбора, и как человек довольно щепетильный, я зарабатывал бы деньги далеко не так успешно. Я благословлял удачу, которая привела меня на финансовые рынки и позволила сохранить чистые руки: «Pecunia non olet» («Деньги не пахнут»). Анонимные участники финансовых рынков, до тех пор, пока они играют по правилам, в большинстве своем освобождены от необходимости морального выбора. В этом смысле финансовые рынки не являются аморальными — они вне морали. Вполне респектабельные люди, покупая и продавая акции или товары, способны испортить жизнь тем, кто живет очень далеко от них: добывающие медную руду африканцы или индонезийские строительные рабочие могут потерять средства к существованию по причине изменения товарных цен или валютных курсов. Однако решения, принимаемые отдельными участниками финансовых рынков, на эти изменения не влияют, а потому им и не приходится принимать подобные обстоятельства в расчет. Проблемы, создаваемые колебаниями рынка, могут решаться только на политическом уровне.

Дата: 16 марта 2015



 
Похожие материалы

Напиши самую интересную сказку
Стань популярным сказочником
Войти
Логин:
Пароль:




 
ГлавнаяСказки наших читателейКонкурсыБиографии сказочниковСтатьи
© 2009 - Энциклопедия великих сказочников мира
связаться с нами